Ещё одна «зона» для бизнеса. Поможет ли она расшевелить инвесторов в экономику Вологодской области?

На фоне разгорающейся в стране и регионе настоящей ковидной истерики глотком свежего воздуха кажется известие о том, что хоть кого-то в стране беспокоит не только ковид, но и развитие экономики. Только вот подходы к этому развитию всё больше напоминает эффект дежавю.

Фото: vologda-oblast.ru

Шестеро смелых

Вот коротко суть новости, которой с населением Вологодчины поделилась губернаторская пресс-служба. На очередном совещании с правительством страны Олег Кувшинников заявил о готовности «развернуть площадки для развития стратегических направлений на нескольких территориях региона в следующем году».

По словам губернатора, ещё весной на Петербургском экономическом форуме мы подписали соглашение с якорным инвестором АФК «Система» и еще с пятью предполагаемыми участниками особой экономической зоны (ОЭЗ) на развитие площадок для получения федеральных и региональных преференций.

«Инвестиции составят более 84 миллиардов рублей, что позволит создать более 1200 рабочих мест. Согласование Министерства экономического развития получено», — уточнил Кувшинников, убеждённый в необходимости «продолжить курс на диверсификацию экономики и снижение монозависимости от работы крупнейших предприятий металлургии и химии».

Правда, вряд ли можно говорить о «монозависимости», когда речь идёт минимум о четырёх предприятиях двух отраслей. Но не будем придираться к словам: чем больше новых предприятий, тем лучше. Тем более, что металлурги и химики Вологодской области находятся в малоприятной ситуации налогового «нахлобучивания».

Какой же видится губернатору очередная альтернатива «Северстали» и ФосАгро.

На промплощадках в Вологде, Соколе, Вологодском и Шекснинском районах планируется развивать деревообрабатывающий, текстильный кластеры, выпускать горячебрикетированное железо и «другую экспортоориентированную высокомаржинальную и импортозамещающую продукцию».

Перечень отраслей позволяет предположить, что за деревообработкой в Соколе и текстильным производством в Вологде стоит всё та же АФК «Система» Владимира Евтушенкова. А за «горячим брикетированием» железа маячит тень Алексея Мордашова, который вряд ли готов пустить на территорию «своей» области кого-либо из прямых конкурентов.

Кто такие оставшиеся неназванными четверо «предполагаемых» участников ОЭЗ, остаётся только предполагать.

Режим для резидентов

Для резидентов предусмотрен особый льготный режим для предпринимательской деятельности, включая финансовые, торговые и административные льготы. Прорабатывается возможность создания таможенного поста для беспошлинного ввоза оборудования, сырья и материалов на территорию особой экономической зоны. По каждому инвестпроекту определяется необходимая инфраструктура и способ ее создания.

В последний раз о российских особых экономических зонах вспоминали минувшим летом, когда в начале июля премьер Михаил Мишустин посетил в Томске одноименную ОЭЗ — одну из первых среди технико-внедренческих зон в России. И, насколько можно понять, правительство страны продолжает мониторинг работы ОЭЗ, эффективность которых не раз ставилась под сомнение.

Всего в РФ действуют 38 ОЭЗ четырех типов (промышленно-производственные, технико-внедренческие, туристско-рекреационные и одна портовая), объем предоставляемых в них льгот по уплате налогов, таможенных платежей и страховых взносов оценивается в 49 млрд руб. Механизм неоднократно подвергался критике, в частности, из-за неэффективности бюджетных инвестиций в ОЭЗ, что в 2016 году привело к временному мораторию на их создание. После этого ОЭЗ продолжают реформироваться — так, Минэкономики предлагало унифицировать налоговые льготы для их резидентов, а также предусмотреть более четкие количественные требования к созданию особых зон.

По итогам 2020 года свою оценку эффективности ОЭЗ раскрыло Минэкономики, описав текущее положение дел довольно позитивно. Средний показатель эффективности ОЭЗ оценивается в 94% за 2020 год и в 87% за все время работы ОЭЗ (годом ранее — 94% и 86,7% соответственно).

По мнению Минэкономики, ОЭЗ «подтвердили устойчивость в кризис» — такой вывод ведомство делает исходя их динамики основных показателей работы таких зон.

В них фиксируется рост объёмов инвестиций на 15%, до 86,7 млрд руб., за 2020 год (без учета туристического кластера), в общей сложности с начала работы ОЭЗ резиденты вложили более 535 млрд руб. Темпы создания новых рабочих мест превысили прогнозные — 5,4 тыс. в 2020 году, это на 86% выше плана, как и объемы выручки — 287,9 млрд руб., что вдвое превысило плановые значения.

Но! «Само по себе перевыполнение установленных плановых значений не может свидетельствовать об эффективности ОЭЗ,— комментирует отчёт вице-президент Центра стратегических разработок Татьяна Караваева,— необходимо оценивать влияние работы таких зон на социально-экономическое развитие регионов, сравнив с эффективностью новых аналогичных производств, созданных без применения этого механизма».

Сравнивать сложно — в России с каждым годом создаётся всё меньше производств, которые в той или иной степени не стимулировались федеральной или региональной властью.

Рынки, а не инфраструктура

Достаточно посмотреть, с каким трудом и как долго заполняются резидентами Территория опережающего социально-экономического развития в Череповце Вологодской области и одноимённый индустриальный парк. Не говоря уже о почти забытой «свободной» экономической зоне в Шексне...

Очередь из потенциальных резидентов в новые ОЭЗ выстраивается с трудом. Ожидаемого инвестиционного бума не происходит, что, кстати, заставляет нервничать вице-премьера Андрея Белоусова, наезжающего на тех же металлургов и химиков за то, что они не хотят инвестировать свободные деньги, а отправляют их в дивиденды.

Но в массе бизнес инвестировать не спешит. Одним из главных сдерживающих факторов сегодня становится дефицит рынков сбыта. Внутренний рынок стагнирует из-за падения доходов населения и соответственно покупательной способности. Расчёт же на то, что вот сейчас наладим импортозамещение и обедневший народ будет расхватывать то же, но своё и хуже качеством, сомнителен.

А на мировых рынках сомнительное российское качество никому не нужно, за исключением ограниченной номенклатуры товаров, которую открывают нефть и газ, а закрывают металл, удобрения и древесина.

«Спад, вызванный эпидемией коронавируса, полностью преодолен. Индустриальный рост за январь-июль составил 4,4%, при этом обрабатывающие производства демонстрируют более высокие темпы — плюс 5,6%», — с удовлетворением констатировал в конце сентября президент Путин. Не договаривая при этом, что такому росту (довольно скромному в сравнении с 9,7% с 1999 по 2010 годы) предшествовал рекордный за одиннадцать лет индустриальный спад в районе 3%. Для обрабатывающих производств он был ещё большим, что привело к 20-процентному сокращению этого сектора.

Поэтому представляется довольно наивным рассчитывать, что новая порция льгот для бизнеса приведёт к резкому всплеску инвестиций и экономического роста. Бизнесу в сфере производства сегодня скорее нужны от государства не инфраструктура и не льготное налогообложение, а стимулирование развития рынка и снижение барьеров, возникших во многом из-за геополитических обстоятельств.

The Wall Street Journal, как и вологодский губернатор, тоже рассказывает интересные истории. Например, о том, что небезызвестный Илон Маск собирается покинуть со своими производствами американскую Калифорщину и переехать в Техасщину. Ну, просто потому что там дешевле жизнь, в частности жильё, ниже налоги и меньше пробок на дорогах.

Но у Маска есть возможность «перебирать харчами», потому что у него нет проблем с выходом на практически любые рынки и сбытом там своей высокотехнологичной продукции...

P.S. А в это время АФК «Система»...

А в это время основной стратегический инвестор ещё не созданной СЭЗ в Вологодской области АФК «Система» продаёт долю в своём лесопромышленном холдинге Segezha Group за $150 млн. И одновременно покупает у будущего нового акционера лесопромышленные активы в Сибири за $515 млн. В результате сделки, по данным компании, Segezha Group удвоит размер расчетной лесосеки и может стать одним из крупнейших арендаторов лесного фонда в мире и крупнейшим в России. Кроме того, Segezha Group удвоит производство пиломатериалов и войдет по этому показателю в топ-10 мировых производителей в этом сегменте, утверждает Segezha Group. Покупка этих активов станет важным шагом в создании кластера по комплексной переработке древесины в Сибири, добавила компания.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.