В тени Колобка. «Прямая линия» президента стала «зеркалом» для России, но страна себя не узнала

Во время своей «Прямой линии» Владимир Путин с ловкостью персонажа своего любимого литературного произведения (как оказалось) ушёл от прямого ответа на самые острые вопросы. Некоторые просто «не услышал» («связь с народом» во время онлайн-мероприятия действительно была на редкость плохая). Зато народ увидел удручающую картину своей страны, вдруг представшей перед ним безнадёжно бедной.

Фото: kremlin.ru/Russia Today

Критически настроенные эксперты уже успели отругать последнюю «Прямую линию» президента. За технические проблемы, из-за которых президент в буквальном смысле не слышал свою страну. За косноязычные формулировки и фактические ошибки, привычно прикрытые обилием цифр. Наконец, за отсутствие даже попытки сформулировать хоть какую-то собственную повестку.

Вместо этого зрители и участники увидели россыпь предсказуемых реакций на задаваемые вопросы и некоторое количество вмешательств в мелкие, местные дела, часто даже не на региональном, а на районном и городском уровне.

Показательной оказалась тема вакцинации, злободневная, учитывая то напряжение, которое сейчас сложилось в обществе по поводу обязательности/добровольности прививок от коронавируса. Естественно, от главы государства ждали какой-то определённости по этому вопросу хотя бы в виртуальном диалоге, если уж её нет в повседневной практике государства, где каждый губернатор, кажется, дует в свой ус.

Даже ведущие подобрали весьма острые формулировки для «вакцинных» вопросов, провоцирующих на определённость. Но Владимир Путин сумел вывернуться. Доказал, почему вторым (или первым?) его любимым литературным произведением наряду с «Войной и миром» является сказка «Колобок». И не только из-за предостережения падким на лесть чиновникам, как объяснил президент, но, похоже, и из-за невероятной способности круглого персонажа выходить невредимым из любых ситуаций.

Почему массовые мероприятия запрещены, а Евро-2020 проводим? Выполняем взятые обязательства. Почему людей заставляют вакцинироваться? Вакцинация добровольна, но регионы по закону могут делать её обязательной для отдельных групп граждан. К тому же таким образом они избегают введения локдаунов, что плохо бы сказалось на экономике и доходах населения. И опять эта победная интонация: вакцинация поможет предотвратить развитие эпидемии, у нас есть четыре эффективных вакцины, привито больше 20 млн, все в порядке. А непосредственно в день проведения прямой линии в России устанавливается новый рекорд смертности от ковида — 669 человек.

Но куда более удручающей стала основная часть прямой линии — то самое, загодя анонсированное «общение с жалобщиками». И на этот раз невероятное обилие жалоб, ссыпавшихся со всей страны «по прямой линии» к президенту, произвело особенно угнетающее впечатление из-за своей дикости и какой-то безнадёжности: жалобы на невероятных масштабов квартплату, рухнувшую перегородку в школе, отсутствие газа и прочие дикости лепят образ России как страны массовой бедности с дезорганизованным управлением. А как иначе, если глава государства лично в ручном режиме вынужден заниматься тем, для чего в государстве существуют даже не губернаторы и мэры, а главы сельских поселений?.

И, глядя на то, с каким удовольствием президент ковыряется во всём этом вселенском безобразии, переспрашивая, смакуя детали, добродушно подшучивая над чиновниками, а не ужасаясь происходящему, невольно приходишь к мысли о том, что происходящее — неотъемлемая часть выстроенной в стране властной системы. Где, конечно, есть разные ветви и уровни власти.

Но для того, чтобы подчеркнуть: президент — единственный защитник социально уязвимых и бедных граждан, — эти самые уязвимые и бедные тоже должны быть в достаточном количестве. А чтобы оставалось место для ручного управления — институты государства просто обязаны работать со сбоями.

С той же цель, очевидно, все налоги и сборы в стране сначала забираются в федеральный бюджет, чтобы потом из регионов за ними выстраивалась живая очередь из губернаторов и мэров, соревнующихся, кто привлечёт к себе больше начальственного внимания и дальше протянет руку.

А потом те, кому что-то достанется, будут у себя в городе и регионе демонстрировать это в доказательство своих особых управленческих качеств: они же добытчики, они добыли.

Парадоксальным образом опорой этой системы становятся как раз они: управленцы, превращаемые в попрошаек, и бедные, превращаемые в иждивенцев.

Телевизионное шоу с президентом только подтвердило такую закономерность. Но заметили ли эти признаки неблагополучия системы её главные действующие лица? Вряд ли. Поэтому зря критики надеются, что явный сигнал системной атрофии и неспособности государственных структур решать проблемы будет «считан населением».

Те, кто обратил внимание на оговорки про 500 млн человек, получивших льготную ипотеку, и проценты заболевающих после вакцинации, редактуру которых можно было наблюдать в режиме реального времени, задавали президенту совсем другие вопросы. Про то, например, «почему „Газпром“ финансирует футбольные клубы, а простые люди собирают деньги для больных детей?», про то, «когда же вернётся крепостное право, и какой-нибудь помещик купит нашу деревню?», про то, «когда будет проведён год России в России?»

Как показала прямая линия, авторы этих вопросов, интересующихся у президента, «когда Вы уйдёте?», скорее всего, снова окажутся в меньшинстве...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.