Лукашенко, самолёт, Россия. Президент Белоруссии сделал, возможно, самый большой шаг для объединения своей страны с Россией

После скандала с посадкой с принудительной посадкой самолета Ryanair в Минске и арестом сооснователя телеграм-канала NEXTA Романа Протасевича и его девушки, россиянки Софьи Сапеги Александр Лукашенко, кажется, окончательно отрезал себе все возможности диалога с Западом и сделал, возможно, решающий шаг для того, чтобы привести Минск в окончательную полную зависимость от Москвы.

Фото: rbk.ru

Встреча Лукашенко с Владимиром Путиным, состоявшаяся 28 мая, общим своим настроением и тоном диалога вызывала ощущение, что встречаются не главы независимых, пусть и «братских» государств, а глава государства с главой региона, пускай и очень большого, особенного, но всё-таки полностью зависящего от метрополии. И такому ментальному стиранию границ особую пикантность придавало то, что происходило оно в день профессионального праздника российских пограничников.

Наверное, нет смысла пересказывать всем известную историю с изумительной по своей прозрачной наглости посадкой в Минске самолёта ирландской авиакомпании, пролетавшего над белорусской территорией в Вильнюс. Можно только констатировать, что к концу недели официальная версия событий 23 мая в небе над Белоруссией окончательно превратилась в фарс. Если кто не помнит, согласно этой официальной версии Минска, белорусские диспетчеры потребовали от самолета Ryanair идти на посадку в Минске после того, как местный аэропорт получил письмо с угрозой взрыва над Вильнюсом, куда летел самолет. Письмо на английском от имени «солдат ХАМАС» было отправлено с адреса ahmed_yurlanov1988@protonmail.com.

К многочисленным разоблачениям версии белорусских властей в пятницу добавилось ещё письмо главы Ryanair Майкла О’Лири в белорусский минтранс, о котором рассказал The Wall Street Journal. О’Лири не только назвал инцидент «умышленным и незаконным угоном», но и прямо обвинил Минск во лжи. По словам бизнесмена, белорусские диспетчеры «не оставили экипажу иного выбора, кроме как садиться в Минске» и отказались даже попытаться связать пилотов с центральным офисом Ryanair — хотя потом белорусская сторона утверждала, что они предпринимали такие попытки.

Нестыковок в официальной версии становится все больше с каждым днем, и каждая из них приближает Минск к новым санкциям, которые сейчас обсуждает Евросоюз. И в отличие предыдущих эти санкции могут оказаться по-настоящему разрушительными для белорусской экономики. Особенно, если, как обещает верховный представитель Евросоюза по внешней политике Жозеп Боррель, ЕС ограничит основные статьи экспорта Белоруссии. Но, если ограничения на белорусский экспорт наложат ещё и США, то угроза вторичных санкций может заставить отказаться от покупки белорусской продукции весь мир.

И вот тогда белорусский президенту придётся не просто делать хорошую мину, рассказывая, как он это делал накануне в Сочи, как хорошо «двигается, привязанная к России наша экономика». Тогда только эта привязка, последняя соломинка, у белорусской экономики, уже полностью зависимой от России, и останется.

Нравится это президенту Белоруссии, или нет. У него, по сути, не остаётся выбора. Вернее, так — свой выбор он уже сделал, когда решился на провокацию с самолётом. Причём, не факт, что этот шаг не был согласован между президентами России и Белоруссии. Во всяком случае в Сочи, обсуждая его последствия они говорили о нём, как о «нашем плане». Причём не без гордости: «Но нет тех высот, которые большевики не брали! Возьмем и мы!» — сказал Александр Лукашенко, который буквально за год, прошедший с последних выборов президента Белоруссии, успел растерять всю свою «многовекторную» политику, позволявшую ему сидеть между двух стульев: западного и российского.

Сегодня даже белорусские эксперты, такие, как директор минского исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик, вынуждены признать: «За последние 25–30 лет Беларусь не находилась в более зависимом положении от России, чем сейчас».

И всё благодаря тому, что ослабленный своими судорожными попытками удержать власть в стране Лукашенко, вынужденно включился в реализацию современной внешнеполитической стратегии России. Смысл которой заключается в постоянном и непредсказуемом нагнетании конфронтации. Причём, генерирование различных конфликтов с окружающим миром стало главным содержанием не только внешней, но и внутренней политики Кремля, отвлекая общественное внимание от по-настоящему больных социально-политических проблем.

Ну, а открыто поддержав «инициативу» белорусского коллеги, Владимир Путин дал ясно понять окружающему миру, что создание единого российско-белорусского государства — вопрос в общем решённый. И вопрос с конкретными сроками здесь не важен, главное уже показано: этот сценарий безальтернативен, с ним придётся смириться.

Удел же самого Александра Лукашенко чуть лучше того, что выпал на долю другого президента — бывшего главы Украины Виктора Януковича.

Батьке пока не придётся переезжать в Ростовскую область. Он остаётся в Минске, чтобы, как отмечают наблюдатели, «смиренно просить денег на прокорм собственного народа, спекулируя на теме возможного очередного бунта. Ну и беспрекословно выполнять все указания, поступающие из Кремля».

Трудно сказать точно, всерьез ли думают в Кремле о «Белорусском федеральном округе». Но ясно одно — только сохранение у власти Лукашенко может довести Белоруссию до состояния тотальной экономической зависимости от России, которое кажется все ближе с каждой новой «импровизацией» белорусского президента.

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.