Между вышиванкой и полицейской дубинкой. Как нам реагировать на белорусские события

Победа белорусской вышиванки, как показывает опыт Восточной Европы и Украины, приведёт к резкому развороту стран прочь от России и гонению на всё русское в ней. Но и победа полицейской дубинки не несёт стране ничего, кроме консервации её нерешённых проблем.

Фото: ridus.ru

Парадоксальным образом возникает патовая ситуация, когда борьба с диктаторским режимом в соседней стране и борьба режима со своей «цветной» революцией в равной степени оставляют за скобками реальные проблемы развития Белоруссии.

Именно это соображение не позволяет радоваться росту «национального самосознания» и протестной активности в соседней и меньшей части «союзного государства». Чему радоваться, если перед глазами свежий пример последствий украинского майдана с его главными лозунгами, вроде «слава героям АТО», «убивай колорадов» и «в СБУ разберутся»? А на наших либеральных интеллигентов, тогда воодушевлённых борьбой украинцев «за нашу и вашу свободу», те смотрели, как на непуганых идиотов, — в лучшем случае, в худшем — цинично использовали в своих целях. В том числе в борьбе с их собственной родиной, после чего так же цинично от них избавлялись. Здесь, пожалуй, достаточно одного примера с украинской судьбой Павла Шеремета.

То есть радоваться возрождению национализма в Белоруссии нам ни к чему, он лишь усилит отторжение этого государства от нашего осколка последней империи и усилит внутри себя (по той же причине) гонения на всё русское.

Но, может, так и надо, скажут наши борцы с тоталитаризмом, потому что взамен придут свобода и благоденствие, недостижимые в стране с диктором во главе, от которой шарахаются все цивилизованные (читай, благоденствующие) страны.

Ответ на этот вопрос недавно дал человек, лучше меня разбирающийся в экономических и политических проблемах современной Белоруссии. К тому же, имеющий возможность сравнивать её жизнь с российской, поскольку работает в России, но поддерживает тесные связи с белорусской родиной. Я имею в виду Владимира Боглаева, гендиректора Череповецкого литейно-механического завода. Предприятия, на котором с завидным упорством Боглаев пытается воплотить утопию об эффективном российско-белорусском технологическом сотрудничестве на примере создания «союзного трактора».

Подробное изложение взглядов Боглаева на ситуацию в Белоруссии накануне выборов можно посмотреть здесь.

Тем, кому лень смотреть, кратко привожу суть позиции автора. После того, как советские элиты сдали СССР, перед новыми национальными элитами встал вопрос, каким образом поддерживать жизнь образовавшихся государств? Здесь Боглаев выделяет четыре возможных пути: освоение природной ренты, производство добавленной стоимости (в промышленности и сельском хозяйстве — для индустриальной экономики, в высоких технологиях — для постиндустриальной), жизнь в долг, силовое влияние на соседей с целью отъёма природной ренты или добавленной стоимости.

По первому пути пошла Россия, по второму — Белоруссия, третий путь выбрала почти вся Восточная Европа. О четвёртом чуть позже.

В силу своих размеров и численности населения Белоруссия, полагает Боглаев, не может быть абсолютно самостоятельной в принятии решений. Поэтому Белоруссия выбирала не только способ хозяйствования, но и государство-геополитического патрона, у которого могла бы быть клиентом на хотя бы относительно устраивающих её условиях. Наверное, если бы не Лукашенко, то Белоруссия, ориентирующаяся на ЕС, тоже пошла бы по пути прибалтийских республик, где вся промышленность была уничтожена за каких-то 10 лет.

Но страна выбрала союз с Россией — принципиально важного для себя партнёра, являющегося источником энергоносителей и покупателем половины сбыта белорусского промпроизводства.

Периодические кризисы, возникающие в российско-белорусских отношениях, Боглаев считает попытками президента Лукашенко, с одной стороны, ослабить давление российского руководства, когда оно становится особенно невыносимым, а с другой, -компенсировать тот ущерб, который Россия наносит белорусской промышленности своей кредитно-денежной системой. Эта система, возможно, хороша для рентной российской экономики, но губительна для индустриальной страны. Не случайно, полагает Боглаев, наша страна всё больше превращается в «сборище простых сборочных производств без ключевых компетенций».

Худо-бедно, долгое время такой симбиоз находился в состоянии неустойчивого, но всё-таки равновесия. И всё это время параллельно друг другу развивались два процесса, угрожающих статус-кво. С одной стороны, на республику непрерывно оказывалось внешнее давление со стороны геополитических игроков, которых по политическим, экономическим и ценностным соображениям не устраивало положение Белоруссии как союзника России и «последней диктатуры Европы».

С другой стороны, как признаёт Боглаев, шла деградация властных элит Белоруссии и усиливалась усталость общества от Лукашенко, который слишком надолго задержался у власти. Усталость эта не зависит от эффективности власти и общественного благосостояния. Показателен здесь пример весьма благополучной Ливии времён Каддафи, которая устала от его правления, и в результате переворота, поддержанного Западом, скатилась в нынешние нищету и политическое ничтожество.

Собственно, те же силы заинтересованы сейчас в дестабилизации Белоруссии. Результатом которой, как показывает опыт даже не Ливии, а той же Украины, скорее всего, станет резкое падение уровня жизни населения, изменение экономической парадигмы в сторону её кардинального упрощения и изменение «клиентоориентированности» страны с такой же, если не большей, зависимостью от нового патрона (не важно, будет ли им ЕС или США).

В этом смысле нынешний протест в Белоруссии нельзя рассматривать иначе, как противоречащий глубинным интересам страны и её населения, то есть антинациональный.

Но не может не удручать и то, что эти интересы представляет бессменный диктатор Лукашенко, действия которого, возможно, как утверждают он сам и тот же Владимир Боглаев, были направлены на защиту экономики и уровня жизни белорусов, но так и не привели к их существенному росту.

Есть ощущение, что режим Лукашенко, при всех благих побуждениях (если они и были), теперь окончательно зашёл в тупик. Главным для него стало собственное спасение любой ценой, но не защита национальных интересов. В этом смысле он также антинационален, как и оппозиция. На этих выборах полицейская дубинка пока побеждает условную вышиванку. Хотя, вполне вероятно, это её, дубинки, последняя победа. Нельзя не согласиться с Глебом Павловским, заявившим по горячим следам выборов в Белоруссии, что «у нашей западной границы образуется гигантский вакуум власти».

И повод России сделать выводы о том, что может ждать правящую элиту, которая живёт только сегодняшним днём (а ещё хуже — прошлым), не заботясь о настоящем развитии страны и предъявлении обществу привлекательного образа будущего, уповая лишь на силовое удержание своей власти.

Кто способен сделать из этого правильные выводы в нашем руководстве, не очень понятно, учитывая весь опыт управления СССР/Россией, начиная с 1989 года, заключавшийся в последовательной сдаче позиций, которая в общем и привела к тому, что постепенно власть и общество оказываются по разные стороны баррикад.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.