Заложники Мишустина. Граждане и бизнес стали заложниками слишком эффективного налогового администрирования

ФНС России, которая благодаря нынешнему премьер-министру по праву считается одной из самых технологичных налоговых служб в мире, последовательно реализует давний тренд на тотальный цифровой контроль баланса доходов и расходов населения. Но российское общество пока не готово к такому контролю со стороны налоговых органов ни морально, ни экономически.

Фото: СамолётЪ

Новости о закручивании налоговой «гаек» — лазеек, через которые российский бизнес и население всё ещё могут улизнуть от всё более тотального контроля ФНС, — множатся с поразительной частотой. Налоговая служба получила расширенный доступ к банковской тайне и теперь может запрашивать у банков копии паспортов клиентов, доверенностей, договоров на открытие счетов и заявлений на их закрытие, копии карточек с образцами подписей и оттиска печатей. Также банки теперь обязаны в электронной форме предоставлять налоговой информацию о бенефициарах счетов.

В конце марта Минфин сообщил о своих, совместных с ФНС предложениях по искоренению недобросовестных практик продаж на розничных рынках. Предотвратить теневой оборот наличных денег, маскирующийся под мелкую розницу, ведомства намерены усилением ответственности управляющих компаний рынков за торговлю без онлайн-касс, а также сохранением возможности не пользоваться кассовым аппаратом только при реализации товара собственного производства на торговых местах площадью до пяти квадратных метров.

Эта новация — часть давнего тренда на тотальный цифровой контроль баланса доходов и расходов населения со стороны ФНС России, по праву считающейся одной из самых прогрессивных и технологичных налоговых служб в Европе и мире. Однако благие намерения, связанные с борьбой с уклонением от уплаты налогов, которыми руководствуются налоговики, не должны заслонять реальной опасности того, что контроль в формате перманентного автоматизированного налогового администрирования при определенных обстоятельствах может стать слишком рискованным для плательщика. Например, наличие единой сводной базы налоговой и банковской информации по налогоплательщикам увеличивает риски её утечки — и не только через взлом системы извне, но и через злоупотребление сотрудниками ФНС своими полномочиями. Надо ли подробно рассказывать, что разглашение информации об активах, доходах и расходах третьим лицам потенциально может становиться базой для вымогательств, дать кому-то козырь в бизнес-спорах, внутрикорпоративных или личных конфликтах.

С другой стороны, очевидно, что даже при большом и искреннем желании плательщики далеко не всегда в состоянии подтвердить свои доходы и источники происхождения средств. По некоторым данным, не менее 20% россиян продолжают получать зарплаты «в конвертах».

Наконец, полная финансовая прозрачность активов, доходов и расходов граждан может стать элементом административного воздействия на политическую и частную жизнь со стороны государства.

Россияне чувствуют все эти угрозы, даже, если не в состоянии назвать точную ставку налогообложения своих доходов, что, к примеру, подтверждают результаты последнего опроса ВЦИОМ.

Больше трети (36%) россиян назвали действующие налоги чрезмерными. 42% респондентов заявили, что сейчас платят больше налогов, чем пять лет назад. Таких людей больше, чем тех, кто утверждает, что сегодня зарабатывает больше, чем пять лет назад (30%). И наоборот, только 13% сообщили, что платят меньше налогов, чем раньше. Упали доходы за прошедший пятилетний срок у 27%.

«Таким образом, субъективные оценки говорят об увеличении налогового бремени на граждан», — отметил ВЦИОМ.

В экономической теории есть занимательная концепция оптимального уровня налогообложения, иллюстрируемая кривой Лаффера, рассказывает Антон Тарунтаев , замруководителя практики «Международное право и налоги» компании «Лемчик, Крупский и партнеры». Кривая показывает зависимость уровня доходов государственного бюджета от уровня налоговой ставки. При увеличении налоговой ставки (а также усилении налогового администрирования) в какой-то момент доходы бюджета начинают падать. Это связано с тем, что, если ставка становится слишком высокой, а администрирование чрезмерным, бизнес и домохозяйства уходят в тень и перестают платить налоги из-за недоверия к государству и завышенных требований с его стороны.

Сегодня в России, полагает эксперт, несмотря на незначительное изменение номинальных уровней налогового бремени, реальная собираемость налогов значительно выросла. С 2010 года объем налоговых поступлений в бюджет вырос примерно втрое. Бизнес и граждане чувствуют, что по факту стали платить налогов больше — времена, когда можно было скрыть доходы, прошли.

Возникает парадокс: при усилении налогового администрирования последних лет реальные располагаемые доходы граждан не повышались, а у многих даже падали. В таких условиях рост реальной налоговой нагрузки, оборачивается тем, что всё больше и больше налогоплательщиков хотят опять уйти в тень. Но, поскольку уйти в тень от «всевидящего ока» ФНС не получается, граждане и бизнес просто сокращают деловую активность.

Фактически налогоплательщики становятся заложниками избыточно эффективной налоговой системы: контроль ужесточается, прав у налогоплательщиков не прибавляется, зато становится больше обязанностей и рисков.

По-своему о том же самом недавно высказалась вологодский бизнес-омбудсмен Светлана Куликова, которая в своём аккаунте в facebook, глядя на фотографии начала 90-х годов вспоминает предпринимателей того времени. А ими тогда вынужденно становилась значительная часть населения страны.

«По сути, — пишет Светлана Куликова, — большинство нынешних бизнесов сложились тогда, в 90-е. Такое ощущение, что тогда было пространство для роста: кто хотел зарабатывать больше — делал больше и расширял свой бизнес. А сейчас я почти не вижу таких прорывных историй. Нынешние „малыши“ открывают что-то новое, год-два-три поторкаются — и исчезают... Куда они уходят, на что меняют свое дело? Не знаю.

Похоже, что вместе с наведением порядка в бизнесе из него ушла и прорывная возможность для роста. Налоги, маркировка, ЕГАИС, ПЛАТОН, постоянные изменения в кассовом обслуживании, кадастровая переоценка земли и недвижимости, безальтернативные тарифы на бензин и электричество, проверки и штрафы — ты вроде должен всем по чуть-чуть. Но это съедает возможности для выхода на новый уровень. Хватает на то, чтобы обеспечить себя на плаву, как правило, не более.

Да, старые, отжившие себя формы бизнеса уйдут. Но что придет им на смену?»

Вот и получается, что не подлежащие сомнению успехи и возможности ФНС, по сути, работают против интересов экономики страны...

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.