«Как бы вы украли миллион?» Коррупционный «кейс» губернатора Белозерцева — продукт системы кадрового отбора элит

Библейская заповедь «Не укради!», кажется, не входит в число базовых принципов кандидатов на высокие посты. А всё более упрощающееся социальное пространство в стране, похоже, лишает высших чиновников и депутатов остатков разумной осмотрительности.

Фото: kremlin.ru

На третий день после громкого коррупционного скандала с погоревшим на взятке губернатором Пензенской области Иваном Белозерцевым случилось ещё одно важное событие — Госдума приняла закон о праве нынешнего президента РФ претендовать еще на два новых срока во главе государства. В развитие поправок в Конституцию, за которые россияне голосовали «на пеньках» прошлым летом, и вопреки мнению Консультативного органа Совета Европы — Венецианской комиссии, которая накануне опубликовала своё заключение об этих поправках.

Комиссия отметила позитив от усиления социальных прав населения, а также ограничение по срокам для президента, взятое само по себе. Однако ещё больше ключевых поправок комиссия раскритиковала. По её мнению, поправки существенно усилили позиции главы государства и поколебали систему сдержек и противовесов (таких, как парламент и суды), хотя бы формально существовавшую в прошлой редакции Основного закона.

Венецианская комиссия — важнейший орган правовой экспертизы, пожелания которой в основном учитываются ЕС. И не случайно — речь идёт не столько об «экспансии западных идеалов», как выражается, к примеру, Секретарь Совбеза Николай Патрушев, сколько о грубой практике госуправления. Венецианские эксперты прекрасно знают, к чему приводит наголо подстриженный социально-политический пейзаж государства: к такому, например, полному беспределу, как полмиллиарда рублей наличными и поражающие своей бессмысленностью предметы вроде золотых кубков для вина, которые полиция легко обнаруживает дома у скромного губернатора.

Никто даже не пытался ничего реально спрятать, хотя современные информационные и финансовые технологии располагают для этого вполне эффективными способами в виде цифровых валют или сложных деривативов. Но нет, привычки отечественной коррупции, кажется, не меняются веками, неизменно изумляя публику, застывающую в вопросе: и вот эти люди берутся управлять регионом, министерством — далее везде.

А как же система кадрового отбора в стране, регулярно и исправно формирующая разного рода списки «кадровых резервов»?

А вот также! Посмотрите на г-на Белозерцева. Или на беседу главы Счётной палаты с президентом страны: Алексей Кудрин с цифрами в руках показывает, что, несмотря на все уголовные дела, в Роскосмосе, руководимом Дмитрием Рогозиным, продолжают бодро воровать бюджетные средства, а ВВП резко его одёргивает. Действительно, чего пристают к уважаемому Дмитрию Рогозину как раз в то время, когда тот уже начал расти как руководитель?

Президент Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО) Евгений Минченко объясняет коррупционное «постоянство» в российской системе власти имманентно присущими ей факторами. На Западе, отмечает он, принципиально другой баланс власти, многие процессы находятся в компетенции не исполнительной, а законодательной ветви. Гораздо серьёзнее вес общественного мнения: бизнесу выгоднее инвестировать в формирование публичных позиций, через которое и влиять на политиков. Развит институт лоббизма, дающий бизнесу легальные инструменты более плотных отношений с властью. Наконец, западный политик имеет гораздо больше возможностей публично зарабатывать деньги.

В России же часто пытаются решить проблему через страх возмездия. Но только так просто сделать это невозможно: человек, которому дают «порулить» регионом, периодически будет чувствовать соблазн теневых отношений и легко находить им внутренние оправдания. Ими могут быть, к примеру, собственная недооценённость, расхожее мнение о том, что «все так делают», а коррупция — инструмент ускорения процессов, без которого всё остановится. Наконец, региональное «кормление» часто воспринимается как традиция предков — «не мы её закладывали, не нам и отменять».

Поэтому, настаивают эксперты, решения надо искать в области не только усиления власти, но и её распределения, а также общего усложнения социального пространства. То есть во всём том, от чего сегодня правящий класс России предпочитает отказываться, уповая на выборочную рубку наиболее одиозных губернаторских голов. Уже совсем не способных пройти простейший тест: «Как бы вы украли миллиард, если вдруг потребуются деньги?»

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.