Гендерная политэкономия. Женщины всегда получают своё. Даже в кризис.

При этом им всё равно, с кого получать столько, сколько им нужно — с работодателя или с мужа.

Фото: pixabay.com

Исследование Центром трудовых исследований и Дирекцией по экспертно—аналитической работе НИУ ВШЭ, посвящённое влиянию коронавирусного кризиса, показало, что к лету 2020 года карантин ухудшил материальное положение 76% семей. При этом в большей степени он сказался на жителях больших российских городов, с большей долей услуг в экономике, в относительно меньшей — на жителях моногородов, малых городов и сельских поселений.

Любопытным оказался и гендерный разрез влияния экономических неурядиц последнего времени. Исследователи неожиданно для себя зафиксировали на российском рынке труда тенденцию, противоположную той, что имеет место в развитых странах, где «карантинный кризис» в большей степени ударил по прекрасной половине человечества.

В России же всё оказалось почти с точностью до наоборот: локдаун «сильно ухудшил» положение 59% мужчин и всего лишь 50% женщин. В пользу слабого пола сработал и перевод предприятий на дистанционный режим работы — рабочие места, где можно было трудиться удалённо, занимали 26% женщин и только 17% мужчин.

Кроме того, традиционно больше женщин у нас в стране трудится в таких отраслях, как медицина, соцобслуживание, образование, общественный транспорт, общепит и продовольственный ритейл — тех жизненно важных отраслях, занятость в которых в карантин почти не сокращалась. Не сокращались и рядовые должности в государственном и муниципальном секторах экономики — соответственно большая армия чиновниц тоже оказалась при своих бюджетных зарплатах.

При этом нельзя говорить, что на отечественном рынке труда что-то изменилось в лучшую сторону по части гендерного равноправия.

Всё до сих пор на своих местах: и разница в зарплате в пользу «сильного пола», и те самые «стеклянные потолки», которые мешают делать карьеру даже наиболее активным и амбициозным дамам, и неизбежное совмещение многими женщинами основной работы с заботой о детях и ведении домашнего хозяйства.

И даже пресловутый «налог на материнство» — разница в уровнях заработной платы у женщин с детьми и бездетных женщин в пользу последних. В России этот разрыв оценивается в интервале от 4,1 до 6,5%. Наше, ничем не объяснимое, отечественное ноу-хау.

Тем не менее, как выяснили экономисты, многим российским женщинам удаётся компенсировать все зарплатные издержки и перекосы отечественного рынка труда. Сравнив средние зарплаты мужчин с детьми и без детей в России, исследователи НИУ ВШЭ с удивлением выяснили, что отцы семейств в среднем получают на 25% выше холостых и бездетных собратьев по гендеру.

Авторы первого в России исследования «Отцы и дети: „премия“ за отцовство на российском рынке труда» установили, что на самом деле никакой такой «премии» не существует, как и особого трудолюбия женатых мужчин.

Оказалось дело совсем в другом — в том, что учёные назвали «феноменом отбора со стороны женщин». Это новые эволюционные изменения в установках представительниц прекрасной половины человечества, которые изначально ориентируют их завести семью с мужчинами, способными не только стать хорошими отцами, но оплачивать все расходы.

Экономику не обманешь, утверждают исследователи, — женщины получают столько, сколько им нужно. При этом им, в общем, всё равно с кого получать эти деньги — с работодателей или с мужей.

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.