Важнейшее из искусств. Мэр Вологды для своего очередного отчёта перед горожанами выбрал кино

Обозревателя Самолёта это не удивило. Во-первых, условия пандемии невольно располагают к такого рода онлайн-общению, во-вторых, видео сегодня в моде в соцсетях, И, наконец, Сергею Воропанову просто грешно было бы не воспользоваться своей медийностью и тем, что любая камера его «любит»…

Фото: vk.com

Обаятельный мэр на экране акцентирует внимание зрителя на себе, убирая ненужные акценты из содержания послания, которое может вызвать совершенно лишние вопросы.

Ну вот взять хотя бы ролик, посвящённый успехам Вологды в экономической сфере. Сергей Воропанов скромно назвал их «неожиданными», а мы без обиняков назовём потрясающими. Судите сами: оборот вырос на 12,2%, объём отгруженной продукции — на 10,6 %. Налоговые поступления, по словам мэра, увеличились и в консолидированный, и в городской бюджеты. Причем более чем на 8% выросли поступления от ключевого для города налога — НДФЛ, напрямую зависящего от численности занятых в экономике работников и размера их зарплаты.

Откуда такое благополучие в административной столице Вологодской области, основу экономики которой составляет малый, средний бизнес, в значительной степени ориентированный на сектор торговли и услуг? А он-то как раз, признаёт Воропанов, упал за прошлый коронавирусный год минимум на треть. Кроме того, мэр увидел сокращение числа субъектов малого и среднего предпринимательства, индивидуальных предпринимателей.

Неужели всё дело только в том, что, как рассказал в своём ролике мэр, «ряд компаний перестроили работу, начав производство новых видов продукции, таких как маски, рециркуляторы, тепловизоры, развивая дистанционные покупки и онлайн-доставку»?

Представляется, что главной всё-таки оказалась поддержка государства, о которой упоминает и Сергей Воропанов. Причём не столько та официальная, которая спускалась из федерального центра в виде «антикоронавирусных» мер поддержки, по общему признанию бизнеса и экспертов-экономистов, оказавшаяся явно недостаточной для компенсации потерь, понесённых предприятиями и населением.

Речь идёт о поддержке другого рода — в виде, во-первых, совершенно не пострадавших от пандемии выплат, положенных многочисленному классу вологодских чиновников и бюджетников, а, во-вторых, в виде продолжавшейся вопреки вирусу реализации масштабной областной программы инфраструктурного развития Вологды за счёт софинансирования из федерального и областного бюджетов.

Вот именно это, пожалуй, и стало той «подушкой безопасности», позволившей областному центру сравнительно безболезненно пережить трудные времена. И за это совершенно искренне «партию и правительство» благодарит председатель городского отделения РСПП, депутат Вологодской городской Думы, представитель депутатского объединения «Единая Россия» и гендиректор ООО «Иммид» Константин Шепель.

«Замечательно, что город при поддержке федерального и областного бюджетов находит возможности активно развивать инфраструктуру: социальные, учреждения, дороги, коммуникации. Эти контракты позволили городским предприятиям более уверенно чувствовать себя в непростой период пандемии и планировать свою работу на перспективу... Это положительно сказалось на итоговом экономическом результате», — цитирует г-на Шепеля пресс-служба городской администрации.

Любопытно и заявление вологодского мэра, посвящённое безработице. Сергей Воропанов признаёт её пятикратный рост до 5,4%, а дальше делает вывод о том, что практически весь он обеспечен вологжанами, которые раньше работали в теневом секторе экономики, а сейчас встали на биржу труда. «Так что пандемия показала реальный объем теневой занятости», — делает вывод мэр. Нам этот вывод кажется спорным. Во-первых, на биржу отправлялись и работники вполне легальных предприятий, и индивидуальные предприниматели. А, во-вторых, сомнение вызывает сама цифра — вряд ли теневой сектор Вологды исчерпывается даже пятью процентами занятых в нём трудоспособных горожан, если ещё годом ранее эксперты рейтингового агентства НКР оценивали количество неформально занятых в отечественной экономике в 18% рабочей силы в возрасте от 15 лет (возраст окончания обязательного образования в РФ в 9 классов) и старше. Вряд ли в отдельно взятом городе ситуация могла быть существенно лучше.

«Будем работать в этом направлении», — пообещал Воропанов, очевидно, имея в виду сокращение экономической «тени» в городе. Трудно воспринимать эти слова иначе, чем риторический пассаж, потому что авторы упомянутого исследования теневого сектора России признают: вывод неформально занятых из налоговой тени не представляется возможным. У государства нет ни стимулов для добровольной легализации подобного рода доходов, ни достаточных мер административного воздействия.

Кстати, уже вышла вторая серия годового отчёта Сергея Воропанова, посвящённая вологодскому градостроительству, где подтверждается, что «завершить строительство крупных социальных объектов помогла федеральная и областная поддержка, удвоившая собственные доходы Вологды».

Вот, где настоящий корень успехов региональной столицы, о которых вполне убедительно с экранов мониторов вологжанам рассказывает их мэр. Это тоже нужно суметь сделать. И с этой ролью Сергей Воропанов справляется неплохо, своим примером, похоже, подтверждая неизбывную актуальность известного ленинского тезиса: «Пока народ безграмотен, из всех искусств важнейшими для нас являются кино и цирк».

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.