Последний довод? Почему государство развязывает руки полиции

Приняв в первом чтении поправки в закон о полиции, Госдума невольно намекнула: власть не уверена, что выборы 2021 не обернутся новой Болотной.

Фото: kommersant.ru

Расширяющий права полицейских закон, который депутаты приняли в среду в первом чтении, разрешает правоохранителям вскрывать автомобили и квартиры, выставлять оцепление вокруг жилых домов и применять огнестрельное оружие не только при попытках граждан опасно приблизиться или прикоснуться к амуниции, но и в других случаях, которые полицейский оценивает как «угрозу нападения».

Защитники поправок говорят о том, что изменения «вынашивались годами», противники указывают: поправки позволят сотрудникам правоохранительных органов «положить все, что угодно» в автомобили «непонравившихся» им граждан, а под новые нормы применения огнестрельного оружия можно «задним числом подвести любую стрельбу по гражданам».

Замминистра внутренних дел РФ Игорь Зубов, представлявший поправки в Госдуме, заявил, что они соответствуют «отечественному и зарубежному опыту», а схожие полномочия уже есть у других силовиков, в частности вскрывать автомобили могут бойцы Росгвардии, а ФСО пользуется схожими нормами применения оружия. Но не смог внятно ответить на вопрос заместителя главы думской фракции «Справедливой России» Олега Шеина, который не понял, зачем нужны новые полномочия в «условиях эффективной работы» полиции. Ведь официальная статистика, вроде бы свидетельствует о сокращении числа преступлений в РФ в полтора раза с 2000 года, а убийств и прочих тяжких преступлений — вчетверо за это же время.

Туманный ответ г-на Зубова о том, что поправки «вынашивались годами» и лишь устраняют «пробелы базового закона», всякий может трактовать по-своему. Например, на фоне ужесточающегося избирательного закона и всё более расширительного толкования понятия «иноагент», превентивную законодательную защиту произвола полицейских, возможность которого буквально зашита в новые поправки, они воспринимаются как подготовка силового блока к каким-то чрезвычайным событиям. Ссылка того же Зубова на то, что Росгвардия и ФСО уже получили то, что сейчас просят для полиции, лишь усиливает это подозрение.

Какие события могут напугать власть, на защиту которой должны встать силовики, освобождённые от иллюзий и лишних ограничений закона, догадаться тоже не трудно. С лета все политологи обсуждают грядущие выборы в Государственную думу в качестве важнейшего элемента «трансферта власти». И при том напряжении, подогретом коронавирусной истерикой и падением жизненного уровня населения, что существует сейчас в обществе, победа партии власти на выборах далеко неочевидна.

Последний раз такая неочевидность закончилась массовыми фальсификациями и такими же массовыми протестами 2011-2012 годов. Тогда тоже проходил «малый трансферт власти» — Дмитрий Медведев возвращал президентские полномочия Владимиру Путину.

Намёк на то, чем всё может закончиться сейчас, если на фоне коронавируса у власти что-то пойдёт не по плану, дают события в соседней Белоруссии, повторения которых действующая российская власть не хочет. Поэтому, предохраняясь не только закручивает гайки, но и готовит на крайний случай свой последний силовой «довод». Расширяя до бесконечности права правоохранителей и одновременно засекречивая данные силовиков и их близких (соответствующий законопроект накануне был внесён в Госдуму).

Но, будет ли у силовиков повод использовать новые права при защите «конституционного строя», или нет ещё неизвестно. А в обществе уже зреют опасения, что произвол правоохранителей начнёт портить жизнь гражданам прямо сейчас. К примеру, по «наркотической» ст. 228 УК, которой московские силовики пользовались, подбрасывая наркотики журналисту Ивану Голунову. Впоследствии оказалось, что это весьма распространённая схема рэкета и сведения счётов.

Кстати, вопрос об условном помиловании с испытательным сроком для таких невинно осужденных по «наркотической» ст. 228 УК хотят сегодня поднять члены президентского Совета по правам человека (СПЧ) на виртуальной встрече с Владимиром Путиным. Вместе с актуальной темой иноагентов, пытках фигурантов дела об экстремистском сообществе «Новое величие» и об отравлении оппозиционного политика Алексея Навального...

Возвращаясь к правам полицейских, которые собирается расширять Госдума, надо отметить, что, аргументируя необходимость принятия поправок, замминистра внутренних дел говорил о якобы существующем в России доверии к институту полиции — на уровне 50–70%, ссылаясь при этом на неназванных социологов. Между тем, двухлетней давности опрос провластного ВЦИОМ даёт другие цифры. Больше всего россияне доверяют прокуратуре (доверяют 48%), далее идут полиция (21% респондентов), суды (14% респондентов), ФСБ (11%), Следственный комитет (9%), Росгвардия (5%) и Федеральная служба судебных приставов (3%).

Так что скорее прав не представитель непопулярного в народе МВД, а депутат Тамара Плетнёва, заявившая на обсуждении законопроекта: «Раньше к милиционеру бежали, а сейчас от полицейского убегают...»

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.