Крутые полумеры. Путин запустил кадровую ротацию в руководстве страны

Перемены в правительстве ожидались, учитывая явные проблемы с госуправлением в последнее время. Однако список новых министров, к сожалению, наводит на мысль, что они — скорее продукт лоббизма, чем желания что-то исправить.

Фото: compromat.group

В понедельник, 9 ноября, Владимир Путин начал кадровые перестановки в правительстве, отправив в отставку пятерых министров — транспорта, экологии, строительства, энергетики, а также министра по развитию Дальнего Востока.

Наблюдатели отмечают, что кадровые перестановки в кабинете Мишустина обсуждались с начала ноября и не стали неожиданностью.

Первым в отставку ушёл полпред УрФО Николай Цуканов, пост которого занял министр строительства Владимир Якушев. В комментариях к отставке отмечается, что Цуканов давно хотел сменить сферу деятельности. Отчасти на его же уход повлиял конфликт с главой Свердловской области Куйвашевым и «шпионский скандал» с арестованным в прошлом году по подозрению в госизмене помощником Александром Воробьёвым. Теперь, ожидается, что федеральный округ полностью уходит в круг влияния столичного мэра Собянина (до сих пор, по словам политолога Евгения Минченко, в «сферу влияния» нынешнего мэра столицы входили сразу четыре региона: Свердловская, Тюменская, Курганская области и ХМАО).

Министр энергетики Александр Новак был не уволен, а повышен до вице-премьера, курирующего ТЭК и гражданскую промышленность. «Новак с 2012 года руководит Минэнерго и является одним из авторов сделки России со странами ОПЕК о сокращении добычи нефти, позволившей остановить падение цен на нефть и даже добиться их роста. «Новак символизирует сделку ОПЕК+, и, если его убрать, тема провиснет, а она очень чувствительна. Ошибка в подходах к квотированию и к теме ОПЕК+ может очень дорого обойтись бюджету», — отмечает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Любопытны перестановки в Минстрое и Минтрансе. Что касается строительной темы в правительстве, то она теперь полностью становится «татарской»: вакантный после ухода Владимира Якушева пост министра строительства достанется первому заместителю Иреку Файзуллину. Человек из команды президента Татарстана Минниханова становятся частью команды вице-премьера Хуснуллина. Ирек Файзуллин 10 лет просидел в кресле татарстанского министра строительства. Знающие его люди сдержанно отзываются о его управленческих способностях, в частности, отмечают стремление Файзуллина избегать острых проблем. Одним словом, весьма спорная фигура в части укрепления правительства, зато, безусловно, укрепляющая позиции вице-премьера Хуснуллина и влияние его бывшего патрона — Сергея Собянина.

Много обсуждений вызвала и смена министра транспорта. Отставку Евгения Дитриха предсказывали давно, учитывая, что засилье корпоративных интересов клана Ротенбергов в Минтрансе времён Дитриха стало совсем очевидным и настолько неприличным, что в конце концов с заменой верного оруженосца согласились и сами Ротенберги. С другой стороны, если бы не Ротенберги, то, возможно, не было бы национального проекта «Безопасные и качественные дороги», во всяком случае, в том виде, как он существует сейчас, поглощая бессчётные бюджетные миллиарды. Понятно, кто является главным бенефициаром этих трат, но всё же и дороги строятся. В том числе, и череповецкий мост, который строят те же люди, которые строили знаменитый мост в Крыму...

Сменщиком Дитриха стала вполне устраивающая их компромиссная фигура Виталия Савельева, почти 12 лет руководившего «Аэрофлотом». В начале ноября о том, что Савельев станет министром транспорта, написал РБК. По информации издания, Дитриха могли отправить в отставку ещё весной, но отложили вопрос из-за коронавируса. А когда стал понятен масштаб кризиса авиаперевозок, министр из авиации стал естественным выбором.

Что касается бывшего главы Минприроды Дмитрия Кобылкина, которого в правительстве сменит глава министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов, то, скорее всего, его главная проблема в том, что он так и не стал своим в Москве. Отсутствие команды, наличие остроконфликтных интересов разных игроков в мусорной теме, нежелание занять одну из сторон, явное отсутствие взаимопонимания вице-премьером Викторией Абрамченко, которая вдруг стала большим специалистом в природопользовании и экологии, — всё это, сложившись воедино и привело к закономерному исходу. Сам Кобылкин, говорят, такое решение воспринял даже немного с облегчением и вернулся к тому, что ему хорошо знакомо: работа с регионами, политика, выборы. Источники в «Единой России» говорят, что Кобылкин займёт место врио замсекретаря генсовета «Единой России» и первого заместителя руководителя избирательного штаба партии на выборах в Госдуму 2021 года — секретаря генсовета партии Андрея Турчака. В будущем перед бывшим министром открываются большие возможности — пойти в Госдуму или возглавить какой-либо регион.

Всё это хорошо, и за отставников, равно как и за новых назначенцев можно не волноваться. Остаётся вопрос: зачем эти перестановки были нужны?

Когда в январе этого года в отставку в полном составе уходило правительство Дмитрия Медведева вместе с самом премьером, всё было в общем понятно: требовалась ускоренная реализация нацпроектов и масштабное инвестирование в социальную инфраструктуру. Кроме того, Медведева явно тяготила его должность, ставшая сугубо технической.

Но не успела собраться новая команда во главе с Мишустиным, как появились новая главная задача — преодоление затяжного кризиса из-за пандемии и локдауна, к которой правительство оказалось не готово точно также, как не готово было медведевское правительство решать задачи, которые изначально ставились Мишустину.

Ткущие перестановки исправить этот дефект не в состоянии. Очевидно, что изменения в руководстве страны продолжатся — слишком уж очевидным становится кризис управления на федеральном уровне.

Так что новые назначения можно считать всего лишь репетицией новой схемы назначения в соответствии с обновленной Конституцией. Согласно ей, предложенные кандидатуры министров должна рассмотреть и согласовать Госдума, и только после этого президент может подписать указ об их назначении. Исключение сделано для министров силовых органов, а также министра иностранных дел, которых назначает президент после консультаций с советом безопасности.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.