Мишустин наш президент? Эпидемия в России ускорит обновление политической элиты

И совсем не факт, что это обновление пойдёт по сценарию, который Владимир Путин начал реализовывать в январе.

Фото: yandex.ru

Дело, конечно, не в закалённом ковидом Михаиле Владимировиче, которого в связи с болезнью СМИ поспешили списать со счетов и отправить в отставку. Ещё год назад эксперты говорили, что путинское «Политбюро 2.0» «может не пережить новых вызовов». Оценивая влияние и перспективы членов ближнего круга президента России в докладе «Политбюро 2.0 и антиистеблишментная волна», аналитики компании «Минченко консалтинг» отмечали продолжающуюся перегруппировку внутри элит, при одновременно росте конкуренции внутри ближайшего окружения действующего президента, условно обозначенного термином «Политбюро 2.0».

Серьезной проблемой, по мнению исследователей, становится докатившаяся до России антиистеблишментная волна и оформившийся в обществе устойчивый запрос на политиков нового типа. Именно антиистеблишментные настроения станут ключевым вызовом для элиты, прогнозируют эксперты, поскольку привычные методы противодействия (антиноменклатурная риторика, громкие отставки и привлечение новых кадров, антикоррупционная кампания) уже «близки к исчерпанию своей эффективности».

Есть ощущение, что политбюро вряд ли просуществует до 2024 года, говорил в июне 2019 года сам Евгений Минченко: «Должны произойти какие-то толчки, из-за которых эта модель даст трещину. Это может быть резкое ухудшение внешней конъюнктуры, или ситуация, когда конкуренция внутри политбюро начнет переходить конвенциональные рамки, или просто физическое выбывание его членов — никто же не молодеет».

И вот резкое ухудшение произошло — причём, сразу внешней и внутренней «конъюнктуры» — случилась пандемия COVID-19. Она быстро загнала в бункер Владимира Путина, заразила Мишустина и в целом подвергла испытанию действующую модель управления страной. Она и в мирное время, если говорить честно, работала со сбоями и на региональном, и на федеральном уровнях. А в условиях острого кризиса начала косячить по полной. Можно предполагать, что скандалы, связанные с высокой скрытой смертностью от COVID среди населения и особенно врачей, обнаруженной иностранными СМИ, с обрушившими портал Госуслуг «детскими» выплатами и недоплаченными пособиями медикам — далеко не последние и не самые серьёзные.

Российской элите ещё предстоит минимум полтора-два года действовать в избранной ею сверхосторожной и реактивной парадигме борьбы с кризисом.

Накануне стало известно о подготовленном правительством трёхэтапном плане восстановления после кризиса, согласно которому открытие экономики с соблюдением долгосрочных санитарно-эпидемиологических требований состоится только во второй половине 2021 года. Цели, поставленные в документе, выглядят сверхамбициозно.

Учитывая уже понесённый экономикой урон, задача довести во втором квартале 2021 года месячные показатели ВВП и реальных денежных доходов до уровня не ниже 98% к 2019 году выглядит трудно решаемой. А уж устойчивый рост реальных денежных доходов населения, снижение безработицы до уровня не более 5% и устойчивый рост ВВП на уровне не менее 2,5% в годовом исчислении, запланированные к концу следующего года выглядят настоящей фантастикой. На «дохлой лошади» нашего нефтегазового экспорта (Анатолий Чубайс) этих рубежей не достичь.

Следовательно, нашей элите предстоит пережить глубокое разочарование населения, которое до смерти (хотелось бы думать, что в переносном смысле) устанет за это время от толчков и рывков заржавевшего и во многом устаревшего механизма управления страной.

Слабым утешением нашему «Политбюро» может стать факт, что нечто подобное будут переживать элиты во многих других странах. Токсичное действие коронавируса нынче универсально.

Пандемия приведёт к глобальным перестановкам в рядах мировых элит. К такому выводу пришли эксперты Центра исследований политических элит Института международных исследований (ИМИ) Международного института международных отношений (МГИМО). Сегодня политологи представят доклады о сценариях развития политического ландшафта в разных странах с учётом последствий социально-экономического кризиса из-за коронавируса в рамках программы «Элиты будущего», поддержанной МГИМО. Некоторые выводы этих документов обнародовали «Ведомости».

Главный заключается в том, что острый кризис 2020-2024 годов приведёт к тому, что нынешние элиты потеснят более молодые поколения лидеров с новой актуальной повесткой.

К примеру, в США место «выдохшихся в борьбе с кризисом трампистов-индустриалистов займёт альянс „зелёных“ демократов и технических „спасателей“, идущих по неорузвельтианскому пути». При этом американская элита резко помолодеет — на смену 70-летним политикам придут сразу 30—40-летние. Изменятся и способы набора новых людей: если в США, отмечают исследователи, происходит «подбор через кастинг, по заранее продуманным образам, востребованным меньшинствами и политкорректностью», то в Европе крупный капитал продвигает в политику «людей с улицы, без управленческого опыта, например, президента Франции Эмманюэля Макрона и украинского президента Владимира Зеленского.

Что касается России, то здесь пока, как отмечают эксперты уже упомянутого «Минченко консалтинга», отражением тенденции управляемого обновления является «технократический эксперимент лидерства, запущенный первым заместителем руководителя администрации президента России Сергеем Кириенко. Он предусматривает подбор кадров для заполнения вакансий по заранее определенным сверху критериям». Проблема такой ставки на технократов заключается в том, что у них нет своего содержания, полагает Евгений Минченко: они «или пойдут по инерционному пути воспроизведения эпохи Путина, или откажутся от этой парадигмы и начнут воспроизводить любое мейнстримное содержание».

По мнению доцента кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО Андрея Безрукова, технократы могли бы стать компетентными исполнителями на службе хорошего лидера. Но они, во-первых, неконкурентоспособны, а во-вторых, обладают слабой легитимностью: «Они зависят от результата на местах, не представляют собственной политической силы и не имеют своей объединяющей концепции».

Тем не менее, убеждены эксперты, в России есть запрос на новых лидеров, способных «закрыть поколенческий провал». В роли таких лидеров политологи могут представить либо «визионеры-ученые, способные повести за собой в технологической перестройке страны и мира», либо политиков с жёсткой патриотической идеологией и харизмой справедливости, приемлемых для «государственников-охранителей» и способный управлять технократами. В докладах их обозначают, как «умный Штирлиц» или «Путин 2.0».

Такой, ввергающий в политический пессимизм небогатый выбор является одновременно и результатом последнего российского 20-летия, и той соломинкой, которую политологи услужливо протягивают стремящемуся удержаться у власти правящему режиму...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.