Бронепоезд для Путина. Зачем президенту Госсовет?

Эксперты полагают, что у Госсовета есть все шансы превратиться в весьма влиятельный орган, казалось бы, уже похороненного транзита власти. Но это будет зависеть от состава совета и намерений президента.

Фото: kommersant.ru

На минувшей неделе Госдума одобрила первый пакет поправок, вытекающих из изменённой Конституции. В первом чтении приняты президентский законопроект «О правительстве РФ», а также поправки в законы о Конституционном суде (КС) и прокуратуре. Председатель комитета Госдумы по госстроительству Павел Крашенинников заявил, что законопроекты вытекают из поправок в Конституцию, которые вступили в действие 4 июля.

И буквально на следующий день Владимир Путин внёс в Госдуму долгожданный и один из наиболее загадочных законопроектов — о Госсовете. Предложение закрепить статус этого органа в обновленной Конституции породило различные версии о его роли в новой структуре власти.

Ещё в январе, когда Владимир Путин в своём послании парламенту 15 января 2020 года выступил с инициативой придать прежнему совещательному Госсовету формально-конституционный статус, в среде губернаторов — членов Госсовета — эта идея вызывала большое воодушевление. Тогда, комментируя новость, губернатор Вологодской области Олег Кувшинников заявил, что Владимир Путин «поступил мудро», решив изменить роль глав регионов в структуре управления страной. В понимании Кувшинникова Госсовет должен из совещательного органа превратиться в важнейшую часть исполнительной власти. Этим, полагает губернатор, президент подчеркнул, что «Россия — жёсткая президентская республика».

«Я не знаю, какой статус я получу, как член Госсовета, — скромно отметил вологодский губернатор, — но совершенно точно, что наш, губернаторов, статус будет выше, чем сейчас. Я вижу, как работают другие институты власти. На их фоне Государственный совет работает максимально эффективно».

Это было одно из первых мнений. Но до сих пор единства и определённости в оценке роли Госсовета среди экспертов не наблюдается.

В январе многие эксперты предполагали, что обновленный Госсовет может стать альтернативным органом власти и даже возможным местом работы Владимира Путина после окончания его четвёртого президентского срока.

Однако такую возможность сначала отверг сам президент, выступивший против «губительного двоевластия», а после принятия поправки об обнулении сроков утратила актуальность и проблема трудоустройства действующего президента. Тем не менее внесенный в среду в Думу законопроект предоставляет Госсовету ряд новых функций и полномочий.

Его председателем, как и прежде, будет глава государства, а в его состав войдут премьер, спикеры Госдумы и Совета федерации, руководитель администрации президента (АП) и главы регионов.

Кроме них, членами Госсовета по решению президента могут стать представители думских партий, местного самоуправления и «иные лица». Согласно законопроекту, решения Госсовета будут оформляться за подписью его председателя. Свои рекомендации по вопросам стратегического планирования Госсовет может направлять в правительство, регионы и муниципальные образования. Помимо этого в своем решении Госсовет может указать на необходимость принятия новых законов или изменения действующих, однако права законодательной инициативы у него не будет, поскольку перечень субъектов такой инициативы, закрепленный в Конституции, не изменился.

Законопроект о Госсовете примечателен ещё и тем, что в нём впервые раскрывается понятие «единая система публичной власти», также появившееся в обновленной Конституции.

Под ней понимаются федеральные и региональные органы госвласти, иные госорганы и органы местного самоуправления «в их совокупности», осуществляющие свою деятельность «в целях соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина, создания условий социально-экономического развития государства».

Эксперты допускают, что теоретически Госсовет может превратиться в весьма влиятельный орган, но на практике это будет зависеть от его состава и намерений президента.

По мнению одних аналитиков, в законе описан «некий обтекаемый государственный орган», который вроде и может на что-то претендовать, но напрямую это не сформулировано.

Другие считают, что Госсовет может стать средством гармонизации взаимоотношений федерального Центра и региональной власти. А в ситуации нарастания политической субъектности региональных элит, Госсовет неизбежно станет усиливаться, сразу же после первого заседания в новом формате.

Осведомлённый источник «Коммерсанта», например, близкий к администрации президента поясняет, что изменения «конституционного дизайна» изначально и должны были всех запутать: «Вроде ничего не поменялось. Но стало больше всего: полномочий, органов и т. д.». По замыслу конституционной реформы реальную силу орган получает не за счет полномочий, а за счет присутствия в нем сильных игроков, подчеркивает собеседник: «Силу задает не конституционный фактор, а личностный. Где самые сильные игроки собираются — там и круто. Это наше всё». А «хороший инструмент» сгодится для любых целей, добавляет он.

Правда, возникает невольный конфликт между Госсоветом и Администрацией президента. Но осведомлённые источники утверждают, что двоевластия Госсовета и АП никто не допустит. Первоначально Госсовет будет, несомненно, как и сейчас, курироваться АП, и только усилит его, в том числе по линии контроля за правительством, за реализацией национальных целей (в региональном разрезе).

Однако необходимость контролировать публичную активность глав регионов на самом высоком уровне, который обеспечивается участием в работе Госсовета президента, неизбежно заставит административные усилия перетекать из АП в аппарат Госсовета. Как песок в песочных часах ресурсы и полномочия будут перетекать из неконституционного органа (АП) — в конституционный (Госсовет).

Иными словами, сохраняется вероятность девальвации суперинститута АП, у которого останутся лишь функции обеспечения протокольных и хозяйственных мероприятий президента, с переходом внутриполитических функций в Госсовет, а внешнеполитических — в Совбез. Но диверсификация функций и полномочий даже не главное. Самое главное — начнётся переход от неформальных, административно-бюрократических методов политического управления, к более оформленным, политическим, публичным, согласовательным.

И тогда из чисто формального, консультационного органа Госсовет, по мере усиления его значимости и влияния, начиная с первого резонансного выступления на нем одного их глав регионов, вполне может превратиться в суперплощадку надпартийного чрезвычайного соборного управления национальными проектами/стратегиями внутреннего развития страны.

Важным институтом, казалось бы, уже похороненного транзита власти. Тем самым «бронепоездом», который всегда должен стоять под парами на запасном пути, ожидая прибытия президента...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.