«Бесхозный» трактор. Как Череповец может повлиять на развитие российско-белорусских отношений

Едва ли не единственный реальный интеграционный проект «союзного государства России и Белоруссии» в сфере экономики, базирующийся в городе на Шексне, может оказаться жертвой геополитических противоречий.

Фото: img.tyt.by

Правильный ответ на вопрос, вынесенный в заголовок, — «никак». Практически всё, что можно было сделать для развития проекта под названием «Союзный трактор», и город, и Вологодская область сделали. Теперь им остаётся только ждать, поскольку от них практически ничего не зависит.

Из «гаража» — на конвейер

Красивая, практически голливудская история про то, как перспективный бизнес выходит в буквальном смысле из гаража на широкие индустриальные просторы, началась восемь лет назад, когда в одном из цехов Череповецкого литейно-механического завода стартовала кустарная крупноузловая сборка белорусских тракторов Минского завода.

В то время это было частью сложной бартерной схемы, связанной с поставкой череповецкого металла белорусским машиностроителям, в которой участвовал менеджмент ЧЛМЗ, состоящий в основном из белорусов-экспатов.

Тогда мало кто представлял себе возможные перспективы начинания, включая и мэра Череповца Олега Кувшинникова, который, тем не менее, присутствовал на церемонии схода с «конвейера» первой «череповецкой» машины.

Для губернатора Кувшинникова предприятие, которое вышло на производство порядка двух тысяч тракторов в год — примерно столько было выпущено ЧЛМЗ в 2017 году, — стало важным экономическим приоритетом. Просто потому, что проект потенциально может стать основной крупного и перспективного машиностроительного кластера. А подобными достижениями в экономической диверсификации мог похвастаться далеко не каждый глава региона. Тем более накануне своего переизбрания.

Проект получил «имя собственное» — «Союзный трактор». Не раз прозвучал на разного рода российско-белорусских форумах. Делегации двух стран с завидной регулярностью ездили друг к другу, публично заявляя о светлом будущем взаимного сотрудничества.

Летом этого года Олег Кувшинников, после встречи с президентом Александром Лукашенко, говорил в Минске руководству тракторного завода: «Мы вышли на финишную прямую согласования проекта „Союзного трактора“. Локализация производства на базе ЧЛМЗ позволит нам в полном объеме получить меры государственной и региональной поддержки сельскохозяйственного машиностроения, участвовать в программах федерального лизинга и субсидирования производителей сельхозтехники. Это важнейшее конкурентное преимущество, за которым стоит не только увеличение объемов производства, но и развитие дилерских и сервисных центров на территории субъектов Российской Федерации».

Ваш номер 719

В ноябре (и опять в Минске) вологодский губернатор снова повторил слова о планах в ближайшее время резко нарастить в Череповце выпуск колёсных тракторов. А его пресс-служба включила в релиз информацию о том, что глава российской делегации, заместитель Министра промышленности и торговли РФ Александр Морозов подтвердил готовность предоставить дополнительные меры государственной поддержки при выполнении предприятиями условия постановления правительства № 719.

После чего «тракторная» тема снова куда-то выпала из информационного пространства. Куда? И почему?

Представляется, что сегодня проект серьёзно упёрся в те самые «дополнительные» меры поддержки, которые на самом деле являются для него основными. Похоже, что череповецкое предприятие сегодня уже исчерпало собственные финансовые ресурсы для развития, включая и возможность привлечения кредитных ресурсов. И в этих условиях государственная поддержка оказалась бы глотком свежего воздуха для проекта, дав ему не только непосредственную финансовую подпитку, но и подтвердив его вес и жизнеспособность — без этого руководству ЧЛМЗ, по видимому, сложно разговаривать о сотрудничестве с банками.

Между тем вопрос выделения субсидий упирается в положения уже упомянутого 719-го постановления. Главными из которых являются требования подтвердить российское происхождение продукта, производство и продвижение которого поддерживаются. То есть речь идёт об углублении локализации производства на российской территории — в Череповце.

В свою очередь локализация невозможно без передачи белорусской стороной существенной части компетенций российскому предприятию. Получается своего рода замкнутый круг: белорусы тянут с передачей компетенций, ожидая подтверждения поддержки проекта российским руководством, а представители российских властных структур не спешат давать проекту «зелёный свет», не желая давать односторонние преференции зарубежному производителю, чтобы «не попасть от него в зависимость». Самый простой аргумент в этом случае: «А вдруг война? Мы же должны иметь гарантии того, что сможем сами производить эту технику!» У белорусов, не имеющих своей нефтегазовой «подушки безопасности», своя правда: они не хотят терять остатки своей технологической конкурентоспособности. У них просто, похоже, больше ничего нет. При всём уважении и хорошем отношении к братскому народу и президенту.

Как поспорили Александр Григорьевич с Владимиром Владимировичем...

В общих чертах то, что происходит с «союзным трактором», очень напоминает происходящее с «союзным государством», которое продекларировано Россией и Белоруссией. При этом сложно сказать, какая сторона больше виновата в своеобразной стогнации. Россия с её великодержавным статусом. Или Белоруссия со своим непростым президентом, постоянно ищущим выгоду в лавировании между Россией и Евросоюзом. Иногда находит «коса на камень», и внезапно вспыхивают споры, как недавний публичный диалог Владимира Путина и Александра Лукашенко о цене на российский газ для Белоруссии, возникший на саммите лидеров Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Вокруг череповецкого трактора, который пока не стал «союзным», тоже идут споры, но непубличные. Как стало известно Самолёту из информированных источников, сейчас в российских ведомствах проводится экспертиза главного узла этой машины, который должен доказать «глубокую локализацию» производства трактора в стране. Если новая кабина удовлетворит российских чиновников, возможно, проект получит одобрение в рамках 719-го постановления и полагающиеся возможности участия в программах федерального лизинга и субсидирования производителей сельхозтехники.

В перспективе Россия и Белоруссия могли бы получить высококонкурентоспособный продукт, способный не только полностью закрыть потребности российского рынка в такой технике, но и потеснить западных конкурентов с зарубежных рынков.

Если же этому, едва ли не единственному интеграционному проекту дадут захиреть, это может стать сигналом к сворачиванию любых попыток интеграции двух стран.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.