Что будет с нашими детьми? Для малышей последствия пандемии не пройдут бесследно

Существует единодушное мнение, что коронавирус уже нанёс ущерб психологическому состоянию подрастающего поколения.

Фото: irishtimes.com

Начиная от впечатлений от принудительного карантина, от кризиса в школьном образовании и переворота в правилах и организации самого учебного процесса до моральных травм при виде, как родители теряют работу, а вирус угрожает миру (по версии СМИ и политиков) реальной катастрофой...

Однако, как это ни парадоксально звучит, «что нас не убивает, делает нас сильнее». Мировые кризисы могут оказывать и положительное воздействие на детей. Они, конечно, разрушают привычную картину детского мира, но в то же время укрепляют и закаляют их характеры.

Кризисы, катастрофы, войны случались в истории и до 2020 года. Классическое исследование Гленна Элдера «Дети Великой Депрессии», в котором он анализирует данные, собранные в 1930-х годах у 167 подростков, живущих в Окленде, штат Калифорния. Эти дети, родившаяся в 1920 и 1921 годах, оказались на самом переломе между процветанием Америки и последовавшим за ним экономическим бедствием, позднее получившем имя «Великой Депрессии». Эдлер собрал уникальные объемы данных о каждом отдельном человеке, о членах его семьи, их психологические портреты, информацию о доходах и расходах их домашних хозяйств и их социальной жизни. А последующие исследователи вели этих детей (уже взрослых людей) до 60-ти лет и старше.

Эдлер анализировал собранную информацию, сравнивая различные группы по таким показателям, как социальный статус и экономический ущерб, полученный каждой семьей в кризис. А затем он сравнил, как эти невзгоды повлияли на жизни этих людей по мере того, как они росли и создавали свои собственные семьи.

И вот что в итоге получилось.

Многие американские дети испытали на себе разрушительные последствия «Великой Депрессии»: родители потеряли работу, социальный статус, жить становилось все труднее. Люди боролись, старались приспособиться к обстоятельствам: матери из домохозяек шли на наемную работу, чтобы помочь свести концы с концами, отцы брались за любую работу, часто намного ниже их квалификации. Эти изменения влияли на уклад семьи, на детей: старшие девочки брали на себя значительную часть домашних обязанностей в отсутствие матерей, а мальчики стремились найти какие-то подработки, чтобы помочь родителям.

И тогда, и сейчас общепринятая точка зрения утверждала, что подобные переживания, испытанные в детстве, оставляют шрамы на всю жизнь. Психоаналитики из 1930-х годов утверждали: «разрушительные последствия падения морального духа у родителей» повлияют на молодое поколение, которое будет страдать от постоянной тревоги, страха, разочарования и неуверенности в себе. Проще говоря, они никогда полностью не восстановятся.

Но вопреки этому утверждению, дети, выросшие в экстремальной ситуации, в пору экономических лишений с были больше настроены на достижение экономического и социального успеха, чем дети, которые не испытывали проблем.

Экономические лишения коррелировали с большим успехом. Мальчики становились мужчинами, они лучше и активней учились, быстрее и агрессивней продвигались вверх по профессиональной лестнице, чем их непострадавшие сверстники. Девушки также достигали успеха по стандартам 1950-х годов: они становились домохозяйками, развивали роли, которые рано приняли в детстве, но, как правило, они выходили замуж за мужчин из более высокого социального класса, чем женщины, избежавшие худших времен Великой Депрессии.

Все они, и мужчины, и женщины, показывали более высокие результаты по психологическим тестам, которые измеряли стрессоустойчивость, решимость и уверенность в себе. В итоге они получили большее удовлетворение и счастье в дальнейшей жизни.

Элдер пришел к выводу, что «Великая Депрессия», да, фактически лишила детей детства, но одновременно она настроила их на долгосрочный успех.

Нечто подобное можно найти и в других примерах. Например, после Второй мировой войны исследователи были несколько озадачены, узнав, что дети в Великобритании, выросшие под постоянными бомбардировками, получили не слишком большую психотравму от этого опыта. Как ни странно, исключением стали дети, отправленные в деревню — чтобы избавить их от опасности войны и страха. Эти дети впоследствии страдали от множества проблем с психическим здоровьем, связанных с их насильственным разлучением с родителями.

Получается, что материальные лишения — не говоря уже о взрывах бомб и других ужасах — оказывают гораздо меньшее воздействие на детей, чем мы, взрослые, полагаем. А в результате пережитых кризисных ситуаций, которые вынуждают детей, конструктивно и целенаправленно бороться с реальностью (к примеру, выполнять «домашки» дистанционно, помогать семье в период самоизоляции, присматривать за младшими, пока родители на работе и пр.), они вполне могут стать более счастливыми и здоровыми взрослыми.

К сожалению, эти дети, видимо, повзрослеют раньше, чем многие нынешние и инфантильные 30-летние, но они могут, в конечном итоге, получить гораздо больше.

Евгения Васильева
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.