Куда приводят мечты? В стране растут «дети материнского капитала»

Когда власть нервничает, значит, она не права.

Фото: rtvi.com

Вы когда-нибудь распутывали сложный узел? Знаете, как это делается?

Сначала находим кончик свалявшегося клубка и начинаем потихоньку тянуть его, и смотреть, какая из ниточек шевельнётся. Шевельнулась — осторожно тянем за нее. Чаще всего она вытаскивается, и кончик становится длинее. Опять тянем и смотрим... Если в терпеливый, внимательный человек, и у вас масса времени, то даже безнадёжный клубок можно распутать. А если времени и терпения нет, то надо просто выкинуть противный комок или резануть по нему ножницами...

Наша страна сегодня — это такой огромный клубок проблем: образование, здравоохранение, культура, пенсионеры, бизнес, ЖКХ, мусор, инфляция и пр. Куда ни кинь, всюду клин.

Вот так и с «материнским капиталом», «горячими завтраками», иными подарками от государства молодым семьям и нуждающимся гражданам, направленные на поддержание рождаемости в стране. Дискуссия вокруг этой проблемы развернулась в обществе нешуточная, нервная, временами переходящая на личности и выходящая за рамки дозволенного.

«За» и «против»

На одном полюсе мнений Владимир Путин, назвавших противников «маткапитала» «моральными уродами», на другой стороне — мнение актрисы, блогера Алёны Водонаевой о «быдле» и «нищих россиянах», которые рожают детей из-за денег.

Аргументы тех, кто выдает деньги за детей, понятны. Страна действительно должна прирастать людьми. И тогда, в 2007 году, закон о материнском капитале общество приняло как хороший знак, как реальную заботу государства о молодых семьях. Такой получился приятный бонус к радостному семейному событию — рождению ребенка. Тогда его можно было потратить только на улучшение жилищных условий, на образование детей или на прибавку к пенсии самой мамы (когда мама до нее «дорастет»). Молодых родителей это в общем устраивало: большинство детей (второго ребенка) рожали без расчета на материальную помощь государства.

Затем, и это должно было насторожить власть, газеты и заборы по всей стране стали пестреть рекламными предложениями: «обналичу материнский капитал». Предложение подхлёстывало спрос. Количество людей, которые кто в силу тяжелого материального положения, кто в силу вредных привычек правдами-неправдами получали наличные деньги, проживали (см. пропивали) их, росло. А дети? А что дети. Они тоже росли.

На этом фоне с возражениями противников, вернее, людей, не согласных с таким вот способом стимулирования рождаемости в стране, также нельзя не согласиться. Интернет полон мнениями граждан: «Стали рожать не потому, что хотели второго ребенка, а потому что решили так заработать денег!», «Сегодня мы имеем тысячи распавшихся браков, брошенных детей. После получения деньги как-то быстро кончались, а ребенка нужно было кормить, одевать, содержать, а работать не хотелось...»

Капитал

Сумма материнского капитала также росла. С 250 тысяч в 2007 году она поднялась до 450 тысяч в 2018. В своем недавнем Послании Федеральному Собранию Владимир Путин предложил повысить величину материнского капитала при рождении второго ребенка на 150 тыс. руб. — то есть до 616 617 рублей. Президент предложил утвердить такие изменения «задним числом», начиная с 1 января 2020 г. Это значит, что повышение маткапитала коснется тех семей, в которых второй или последующий ребенок рожден в 2020 году и позже. Совет Федерации и Госдума намерены утвердить закон о внесении изменений в программу материнского капитала примерно в марте-апреле 2020 года. И продлить действие программы как минимум до 31 декабря 2026 года.

«Дети материнского капитала»

Таких детей, по мнению педагогов, становится все больше. Сейчас они учатся, заканчивают начальную школу, некоторые уже в 5-6 классах. Их отличает асоциальное поведение, грубая, бранная речь, агрессивность, хамство, отсутствие желания учиться и что-то узнавать. Семьям они не нужны, так как давно выполнили свою функцию — принесли немного денег.

Этих несчастных детей жалко, потому что они начисто лишены родительской заботы и ласки. У них сложное прошлое и смутное будущее.

В конце «нулевых» мы, помню, побывали в одной из умирающих деревень в глубинке России. Что за дела нас туда привели, уже не сказать, а вот одна картинка мне в память врезалась навсегда. На крыльце ветхого дома стояла женщина лет 45, толстая и неряшливая, видно, что пьющая. А в ногах у нее ползал чумазый малыш. Жара стояла летняя, липкая, как бывает в средней нашей полосе, пыль, собака какая-то кудлатая... Я бабу спросила: внук ваш? А она в ответ: нет, сын — жить надо на что-то, а так денег получили, пособие дают. У меня, помню, дар речи пропал... Сейчас парню этому, если жив, лет десять-двенадцать должно быть...

Как лучше?

Мы — взрослые сознательные люди. Мы родили своих детей в 80-90 годы, воспитали их, дали образование. Наши дети не торопятся рожать. Из трех десятков одноклассников моей дочери (ей уже хорошо за 20 лет) только пятеро имеют свои семьи и детей. Иногда я аккуратно намекаю дочери о внуках, но она отвечает: мама, семья и дети — это очень серьезно, я пока что не готова... И я понимаю, что она имеет в виду. Об этом, кстати, пишут и в сетях: молодым семьям нужна стабильность, уверенность в завтрашнем дне, доступность и качество образования и здравоохранения, работа и зарплата, жильё. А когда все это будет, то и материнский капитал станет выглядеть «вишенкой на торте», таким крепким вкладом государства в будущее ребенка: вырастет и сможет потратить его на дополнительное образование, как стартовый капитал на открытие своего бизнеса, на помощь постаревшим родителям, наконец...

Евгения Васильева
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.