«Уехать в Череповец и умереть». Чего боятся врачи и пациенты первой вологодской больницы

Уже неделю почти 400 человек, больных вперемешку со здоровыми, заперты на обсервацию в здании лечебного учреждения. Во вторник с некоторыми из них по видеосвязи пообщалась заместитель губернатора Лариса Каманина.

Фото: zona.media

К моменту, когда Каманина решилась услышать о том, что происходит в «ковидном» корпусе «из первых рук», там вовсю накалились страсти. О внезапно запертых в больнице людях и врачах написали местные и федеральные СМИ, их жалобы на неустроенность, незаконное, по мнению многих, удержание под замком, на отсутствие обещанных медикам «президентских» выплат попали не только в соцсети, но и в прокуратуру и следственный комитет.

Это не в последнюю очередь повлияло на скорость реакции областного правительства, накануне вечером рапортовавшего о том, что медикам региона всё положенное выплачено. Очень своевременно, учитывая сегодняшнюю реакцию президента страны и первое уголовное дело, заведённое в Краснодарском крае из-за невыплаты компенсаций медикам, работающим с зараженными COVID-19.

Можно предположить, что и виртуальное посещение больницы заместителем Олега Кувшинникова — из той же серии предупредительно-предохранительных мер.

Как сообщает пресс-служба областного правительства, врачи и пациенты рассказали Каманиной, что средства защиты — маски, респираторы, перчатки — «есть в достаточном количестве», о том, что «созданы необходимые условия труда и проживания медицинского персонала». А главное о том, что произведены выплаты. После чего, как отметил старший по больнице, заведующий отделением урологии Александр Овсянников, «люди уже справляются с этим». Под «этим, видимо, подразумеваются все сложности, с которыми столкнулись вологодские «узники» COVID-19.

В Вологодской области это второй случай массовой обсервации людей. Первый имел место на базе отдыха «Северстали» под Череповцом после того, как там был обнаружен «нулевой» инфицированный коронавирусом. Но в Торово «обсерванты» оказались в неизмеримо лучших бытовых условиях, чем их коллеги по несчастью в Вологде.

Тот же Овсянников, пусть и вскользь, но упоминал в разговоре с Каманиной о проблемах с обработкой белья, отходами бытовых материалов. А главное — об эмоциональном напряжении людей.

«Большинство пациентов смирились с ситуацией», — это признание в ответ на вопрос замгубернатора как-то несколько обречённо прозвучало из уст пациента первой городской больницы Чингиза Ваниева, который добавил на видеокамеру, что «бунта у людей не замечает».

Между тем, как свидетельствуют другие источники, не все пациенты первой городской больницы считают, что ограничение их свободы законно и не угрожает их жизни. О противоречиях с Конституцией нынешнего карантинного режима, правда, никто не упомянул. Люди обращают внимание на то, что в больнице пациенты содержатся скученно — молодые и здоровые вместе с пожилыми с хроническими заболеваниями, те, кто уже выздоровел,- с теми, кто ещё проходит курс лечения.

Обитатели вологодской больницы скептически относятся к заявлениям о полной обеспеченности персонала и больных средствами защиты, а некоторые манипуляции — заклейка вытяжек в палатах — их откровенно пугают...

«Мы уже морально готовы, что рано или поздно мы все попадем в Череповец, — рассказал изданию пациент по имени Алексей, очевидно имея в виду череповецкий моногоспиталь для лечения COVID-19, где уже скончались три пациента. — Потому что другого выхода нет. Но для кого-то это закончится нормально, а кто-то ведь может и остаться в Череповце. Риск постоянный, и он растёт».

Наверняка нервничает и персонал больницы. Ни для кого не секрет, что именно медицинские работники составляют сегодня едва ли не главную группу риска. Они же несут и самые большие потери. Сегодня это подтвердило очередное исследование Медиазоны, согласно которому — смертность среди российских медиков в 16 раз выше, чем в других странах. В России от коронавируса погибли не меньше 186 врачей, медсестёр, фельдшеров, водителей скорой помощи.

Одной из главных причин такой печальной статистики называется очень высокий профессиональный риск из-за нехватки средств индивидуальной защиты — перчаток, костюмов, респираторов. По данным соцопроса среди медиков, около 80% российских врачей сталкивались с нехваткой СИЗ. Чиновники и руководители больниц раз за разом отрицали существование этой проблемы.

Подводя итог своей видеосвязи с вологодской обсервацией, Лариса Каманина заявила, что «ситуация под контролем». А родственники запертых людей должны не переживать, а «с пониманием отнестись к ситуации, когда люди вынужденно находятся в больнице исключительно для того, чтобы не распространить инфекцию».

«Как только специалисты Роспотребнадзора сочтут угрозу минимальной, конечно, сразу же будет принято решение о расформировании обсерватора», — пообещала заместитель губернатора.

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.