Человек, который не закрыл Telegram. Александр Жаров получил не вполне заслуженную награду?

Экс-глава Роскомнадзора занял «призовое» место генерального директора «Газпром-медиа» — крупнейшего по выручке частного медиахолдинга России.

Фото: rbc.ru

До Жарова компанию возглавлял «человек, который провёл Олимпиаду» — Дмитрий Чернышенко. В его случае никаких вопросов у Владимира Путина (а, надо ли сомневаться, что именно он санкционирует подобные кадровые назначения?) возникнуть не могло — триумфальные Олимпийские Игры в Сочи, безусловно, были. Другое дело, что со временем они обернулись беспрецедентным по масштабам допинговым скандалом, подорвавшим репутацию России, и даже поставившим под вопрос существование в ней сразу нескольких видов спорта. Но для Чернышенко это было уже «потом».

Успехи Александра Жарова на поприще главного российского цензора, где на одном полюсе была успешная блокировка деловой социальной сети Linkedin, сайтов нескольких оппозиционных СМИ и аккаунтов оппозиционных российской власти деятелей, а на другом — безнадёжная «погоня» за Telegram Павла Дурова, демонстративно не исполнявшего «закон Яровой», не назовёшь столь однозначными. Непродуманный закон загнал Роскомнадзор в ловушку, из которой Александру Жарову не удалось выбраться до самой отставки.

Мессенджер заблокировать так и не удалось — его аудитория даже выросла. Народ посмеивался над Роскомнадзором и продолжал пользоваться мессенджером, что с точки зрения государства должно было восприниматься как дискредитация самой власти. И в глазах общественности именно Роскомнадзор стал главным виновником сложившейся ситуации.

В конце концов, видимо, Жарова решили избавить от этого «сизифова камня».

Похоже, здесь благоприятную оценку получила не столько эффективность менеджера, сколько его лояльность руководству и старательность в исполнении должностных обязанностей.

Биография Жарова — судьба современного российского «растиньяка», добившегося чинов во времена правления Владимира Путина. Провинциальный доктор с явными столичными амбициями в итоге сделал карьеру высокопоставленного пиарщика, побывав и телеведущим, и пресс-секретарем премьера, и даже заместителем министра.

Обладатель двух высших образований и учёной степени Жаров явно облагораживал своим интеллигентным обликом деятельность своего надзорного ведомства. В этом смысле он служил контрастом по отношению к своим подчинённым, возглавляющими региональные управления Роскомнадзора — почти сплошь экс-сотрудниками ФСБ.

Во Всяком случае в устах главы ведомства не так одиозно звучали опровержения отсутствия в России интернет-цензуры, несмотря на обилие новых и довольно жёстких законов, регулирующих интернет. И апология клеймения врагов государства: по мнению Жарова, клеймение закоренелых преступников на манер графини де ла Фер (Миледи), у которой было клеймо в виде лилии на плече, является действенной мерой социальной защиты. Поскольку для той женщины было критично, чтобы её лилию никто не видел, соответственно, считает он, следует делать наоборот. В частности, обязательно указывать, что ИГИЛ — запрещённая в России организация, а не «исламское государство», как зашифровано в её аббревиатуре. Такое указание меняет восприятие аудитории, «эффект пропагандистской мантры теряется».

В этом смысле в действиях Жарова и его Роскомнадзора присутствовала железная логика, которой, по мнению главы ведомства, явно недостаёт действиям крупных мировых социальных сетей.

Естественно, Александр Жаров не один приложил руку к тому, что состояние независимой журналистики вот уже почти 10 лет, по выражению коллеги, «напоминает детскую игру, где с каждым раундом убирают один стульчик». Но он приложил немалые усилия для превращения отечественного медийного ландшафта в «более-менее пустыню». Это обыденная реальность, как и уголовные дела за репост, и блокировки сайтов. Цензура запрещена Конституцией, но сама жизнь последних лет соткала реальность, где журналисты, как и все остальные, живут преимущественно «под собою не чуя страны». Но, если для сохранивших остатки профессиональной совести журналистов поиск ответа на вопрос, где найти достойную работу в СМИ, является непростым делом, то для отставника с надзорного медиа-фронта Александра Жарова он уже решён. На посту медийной структуры Алексея Миллера он будет, видимо, каким-то новым способом реализовывать свои прежние взгляды.

Наблюдательные коллеги обратили внимание, что после появления распоряжения об отставке Жарова, в аккаунте РКН в Twitter был опубликован короткий фрагмент из серии «Собака Баскервилей» советского сериала «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», в котором врач Джеймс Мортимер говорит сэру Генри Баскервилю (играет Никита Михалков) латинскую пословицу: «Tempora mutantur, et nos mutamur in illis... Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними».

В этом случае вряд ли...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.