Таблетка от вируса. Знают ли власти, что настоящее лекарство от пандемии уже существует?

Им стоило бы всерьёз назначить какое-нибудь лекарство панацеей от коронавируса, и заболеваемость тут же пошла бы на спад. А вместе с ней и главная опасность нынешней пандемии — паника в интернете.

Фото: bdg.by

О том, что история с коронавирусом это настоящее помешательство информационного общества, я сужу по собственной дочери. Она каждый день много времени проводит в инете: «любимые» места — поисковая система, соцсети, почта и карта с последними данными о распространении вирус. После каждого сеанса она становится всё грустнее. Она купила нам с женой специальные защитные маски и очищающие гели, чтобы мы могли протирать руки в общественных местах. Жене она запретила пользоваться общественным транспортом, а меня просит по утрам довозить её до работы, потому что боится ездить в такси...

А ещё она любит вечером, после программы «Время» спрашивать меня: «Правда, что для нас коронавирус не опасен?» Я в очередной раз сказал, что правда. И решил написать этот текст. И подписаться псевдонимом. Чтобы она как-нибудь его прочитала. Потому что моим словам не верит. Может быть поверит тексту чужого дяди в интернете.

Если посмотреть серьёзную статистику, то в мире полно болезней, последствия которых выглядят страшнее, чем нынешний коронавирус. Например, обычный грипп, которым каждый год заражаются миллионы людей и от которого каждый год умирает от 300 до 600 тыс. человек.

Есть туберкулёз, которым каждый год в мире заболевает до10 млн человек, от которого каждый день умирает по 4 тысячи человек. И ничего. Никаких тебе карантинов, закрытых границ и отмены авиарейсов с футболом. Но к гриппу все привыкли, туберкулёз считается побеждённым. А коронавирус — новинка, свежий хайп. Поэтому всего-то 120 тысяч заболели на весь мир и сразу — всеобщая паника.

Нам говорят, что в России минимальное количество заражённых коронавирусом. Сколько заражено на самом деле — неизвестно. Никто массовых обследований не проводит, умерших от пневмонии (главная причина смертности от вируса) не проверяет. И мы с таким порядком вещей жили бы себе спокойно, не обращая себе внимания на болезнь (какая-такая эпидемия?), если бы развитые страны вдруг не сошли с ума по коронавирусу и не решили оградить себя от опасностей.

Ну, а мы, несмотря на весь свой суверенитет, привыкли всегда внимательно смотреть на «старших братьев» и по мере сил обезьянничать. Например, вводить карантины, закрывать школы, если, как выясняется, в них, прямо, как в детских ночных историях-страшилках про «чёрные руки», ходили какие-то заболевшие девочки...

Хотя на самом деле карантины реально не обладают лечебными свойствами, как, кстати, и мытьё рук. Это такой вариант плацебо — таблетки-пустышки, которая, тем не менее, помогает пациентам.

Эффект плацебо описан давно, многими и многократно. Им можно вылечить болезнь Паркинсона: одной из зарубежных клиник пациентам сказали, что им провели операции на мозге и вживили специальные нервные клетки, помогающие остановить развитие болезни. На следующий день у пациентов появились признаки улучшения самочувствия. Можно обезболивать раны: в 1944 году (во время боев за Южную Италию) у американского военного врача закончилось обезболивающее, и чтобы хоть как-то успокоить ноющую рану солдата, он дал ему обычную воду, выдав её за требующееся лекарство, и что удивительно — боль у раненного утихла. Можно даже вылечить рак. Одного мужчину с раком горла научили технике самовнушения: он должен был ежедневно говорить самому себе о том, что его раковые клетки выводятся из тела через печень и почки. Результат был поразительным — всего через два месяца мужчина восстановил полностью свой вес, силы, а самое главное — исчезли признаки рака.

А теперь представьте себе, если бы вместо информации о том, что Билл Гейтс тратит сумасшедшие деньги на разработку вакцины от коронавируса, которая будет создана неизвестно когда, нам с вами сказали бы, что лекарство уже есть. Вот она — совершенно настоящая на вид таблетка, да ещё изобретенная где-нибудь в секретной лаборатории ФСБ. Уверен, вирус сразу бы улетучился, а эпидемия (во многом всё-таки виртуальная) тут же пошла бы на спад. При Сталине так бы и сделали. Сейчас наши руководители стесняются Запада — там-то с пандемией борются всерьёз, а информационное пространство — общее. Как-то неудобно.

Поэтому для нас плацебо станет объявление, что эпидемия пошла на спад, например, в Италии (в Китае, к счастью, так уже происходит). И нам всем сразу станет легче.

И безопаснее. Потому что многие (включая и девочку, с которой я начал рассказ, но не ту, что заболела) тут же слезут с темы вируса в интернете. И перестанут быть мишенью для новой генерации кибермошенников, которые успели запустить свою карту коронавируса, которая показывает пользователям данные о заболеваемости, получая в обмен пароли и номера банковских карт. Есть ещё фишинговые письма, в pdf-вложениях к которым содержатся не только информация о заболевших или мерах профилактики, но и вредоносный код, используются в кибератаках по всему миру, в том числе и в России.

Всё потому, говорит американский ученый Том Николс в книге «Смерть экспертизы. Как интернет убивает научные знания», что мир сегодня переживает кризис факт-чекинга. Николс утверждает, что еще полвека назад люди были более информированными, чем сегодня, хотя каналов информации было меньше. В наше же время, если человек имеет хотя бы поверхностные знания по вопросу, это уже не мешает ему обсуждать его и доносить свое мнение до других, например, через социальные сети, говорит Том Николс.

В итоге паника растет, а в поисках истины люди читают и скачивают все, где упоминается слово «коронавирус».

Трезвомыслящие эксперты советуют лишний раз вымыть руки с мылом вместо того, чтобы в очередной раз за час проверить актуальное количество заболевших в других странах...

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.