«Мёртвые души» или старая статистика. Нужна серьёзная экспертиза реального проекта строительства ЦБК в Росприроднадзоре

Пока же заявление Росводресурсов о якобы отсутствующих квотах на забор воды и сброс стоков в Рыбинском водохранилище вызывает большие сомнения.

Фото: vk.com

Последним информационным поводом, связанным со строительством целлюлозного комбината в Вологодской области, в 2019 году стал декабрьский ответ Минприроды России на запрос противников строительства, в частности, участников митинга, прошедшего в Череповце 1 декабря.

В документе ведомство сразу обозначает свою позицию: принятие решения о строительстве ЦБК на берегу Рыбинского водохранилища или перенос места строительства находится вне его, министерства, полномочий. Вопрос о целесообразности строительства комбината должен быть рассмотрен инициатором строительства — группой «Свеза» — в ходе оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС).

Однако в письме содержится ещё и «особое мнение» своего структурного подразделения — Федерального агентства водных ресурсов России (Росводресурсов), заключающееся в том, что предоставление водного объекта «Рыбинское водохранилище» в пользование для водозабора и сброса сточных вод «не представляется возможным».

Эта особая позиция федерального агентства за, ввиду исчерпанности прочих аргументов «против», немедленно была поднята «на щит» активистами в качестве подтверждения негативной реакции руководства страны на проект Алексея Мордашова.

Что же имеют в виду Росводресурсы, выступая против проекта «Свезы» на Рыбинском водохранилище.

На самом деле в основе позиции агентства лежат три основных тезиса. Первый заключается в том, что строительство комбината якобы может помешать реализации федерального проекта «Оздоровление Волги», призванный в три раза сократить объём сброса сточных вод в бассейн великой реки. Во-вторых, Росводресурсы настаивают на том, что в водохранилище нет объёмов нераспределённых квот для водозабора и сбросов, соответствующих заявленной производительности будущего предприятия. Наконец, в-третьих, агентство рекомендует перенести строительство целлюлозного комбината на «альтернативную» территорию — в «окрестности населённого пункта Сокол».

Что касается упомянутого федерального проекта, то, по информации департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды правительства Вологодской области, в рамках реализации Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» уже разработан паспорт регионального проекта «Оздоровление Волги», включающий 8 мероприятий по строительству, реконструкции (модернизации) очистных сооружений города Череповца и посёлка Шексны, как раз предусматривающих к 2024 году снижение в 3 раза объема (с 0,01 км3 до 0,004 км3) загрязненных сточных вод, отводимых в бассейн р. Волга.

Кроме того, по данным государственной статистики, на долю Вологодской области приходится всего 0,74 % сброса сточных вод среди 15 субъектов РФ, оказывающих антропогенное влияние на реку Волгу в разрезе предприятий ВХК, в то время как на Московскую область — 20,56%, Ярославскую область — 7,72%, Ивановскую область — 3,72%, Тверскую область — 2,51%, Костромскую область — 1,87%. То есть у региона и его предприятий есть существенный запас прочности для того, чтобы не помешать реализовать федеральный экопроект.

На первый взгляд, более серьёзным кажется аргумент Росводресурсов об исчерпании нераспределённых квот на водопользование и сброс стоков в Рыбинском водохранилище. При этом агентство ссылается на утверждённые в 2015 году «Нормативы допустимого воздействия по бассейну реки Волга» и на фактический сброс веществ в этот бассейн, который определяется по отчётности респондентов, имеющих договоры водопользования. Методом простого арифметического действия — вычитания из общего объёма квот того, что уже распределено между водопользователями — Росводресурсы и получают тот нераспределённый объём (38,096 млн куб.м в год по забору воды и 37,666 млн куб.м в год по сбросу сточных вод), который позволяет федеральному агентству говорить об исчерпанности нормативов для проекта «Свезы».

Между тем, простое знакомство с официальной информацией о предоставлении водных объектов в пользование на основании договоров водопользования и решений о предоставлении водных объектов в пользование по зоне деятельности Верхне-Волжского БВУ по состоянию на 26.12.2019 заставляет усомниться в выкладках Росводресурсов. По той простой причине, что значительная часть соглашений элементарно просрочена. Из 640 юридических лиц, имевших соглашения на водопользование в одной только Ярославской области, лишь у 72-х срок предоставления водного объекта выходит за пределы 2019 года. У остальных соглашения фактически были уже недействительны от 2-х до 12-ти (!) лет назад. Такие временные лаги позволяют усомниться, что все эти предприятия и организации ведут реальную хозяйственную деятельность, связанную с водозабором и сбросами, и вообще существуют в реальности.

Иными словами, если вычистить из распределённых нормативов все юридические «мёртвые души» с их «мёртвыми» стоками, то может получиться совсем иная картина, возможно, кардинальным образом отличающаяся от того, что сейчас представлено общественности.

При таком подходе «совет» федерального агентства «Свезе» воспользоваться «альтернативным» вариантом в Соколе, где на существенно меньшем объёме водных ресурсов «сидит» большое количество промпредприятий (включая ЦБК конкурента — Segezha GROUP), выглядит как издевательство.

А вообще уже давно хочется, чтобы наконец политические лозунги и обнародования вырванных из контекста документов и заявлений чиновников уступили место серьёзной экспертизе реального проекта строительства целлюлозного комбината в Росприроднадзоре. Надеемся, что это всё-таки произойдёт в новом году.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.