Один дома. О чём не сказал во время своей «Прямой линии» вологодский губернатор

Виртуальное общение Олега Кувшинникова с жителями области показало, что, видимо, и губернатор так же одинок на вершине своей власти, как и президент, который тоже любит «прямые линии». Только они и народ, а посредине — пустота?

Фото: okuvshinnikov.ru

«Прямая линия» началась с вопроса, на который губернатор так и не ответил: ведущий спросил Олега Кувшинникова, правда ли, что все многомиллиардные программы социально-инфраструктурного строительства в регионе — это только ради победы на выборах? Губернатор ответил, что благодарен большинству вологжан, поддержавших его на выборах, и теперь всем нужно выполнять намеченные планы.

Такие уклончивые ответы оставляют нехороший осадок, думаю, лучше было бы честно ответить, что да, мне нужно было победить на выборах, а теперь, спасибо, давайте работать. Смысл тот же, а звучит честнее.

Вообще, как кажется, нашим политикам не хватает того здорового цинизма, который бы соответствовал их практическим действиям. В них он присутствует, а из речей его стараются вымарать. Итогом становится возникающий когнитивный диссонанс.

Он прозвучал в четверг дважды на одну и ту же тему — об отношении к советскому наследию.

Сначала Дмитрий Медведев в своём большом телеинтервью говорил о том, что в Советском Союзе было много хорошего, хотя этот опыт «не надо идеализировать». Потом вологодский губернатор во время «Прямой линии», отвечая на вопрос ветеранов, вспомнил свое советское — октябрятско-пионерско-комсомольское — прошлое. Олег Кувшинников заявил, что тогда, мол, умели воспитывать молодёжь, и сейчас надо этот опыт использовать. Как это делать, похоже, толком не знает никто. Потому что просто взять и пересадить на новую российскую почву советскую систему, насквозь пропитанную идеологией, невозможно: старая идеология не годится, новой нет. А без идеи такое не работает. Например, предложение возрождать практику распределения выпускников после окончания вузов, чтобы они отрабатывали определённый срок и потраченные на них деньги в какой-нибудь дыре, без высокой идеи служения чему-то, отдаёт каким-то совсем уж пещерным госкапитализмом, не умеющим ни планировать, ни стимулировать. Но открыто признаваться в этом никто не хочет.

Но, думаю, главное, о чем не сказал губернатор — это о катастрофическом положении с местным самоуправлением, которое как было, так и остаётся «пятым колесом» нашей властной вертикали — от Москвы до самых до окраин.

Несмотря на то, что в районах и городах сидят члены «команды губернатора, он, похоже, не доверяет никому из них, предпочитая сам контролировать каждый более-менее значимый шаг, каждую инвестицию.

Следом за губернатором местному самоуправлению перестают верить и жители. На «Прямой линии» это проявилось особенно наглядно: практически все вопросы, которые задавались Олегу Кувшинникову, должны решаться на уровне районов, города, сельских поселений: от «не горящих фонарей» на улицах до ремонта детских садов. Не решаются, видимо, потому что у местного самоуправления нет для этого ни денег, ни, часто, компетенций — всё давно забрали в область и выдают столько, сколько считают нужным тому, кому считают нужным.

Поскольку один, даже самый умный человек, физически не может удержать всю картину проблем региона в одной голове и во всех подробностях, то неизбежны казусы, когда у губернатора спрашивают, почему не горят фонари в конкретном селе, а он рассказывает о том, на сколько фонарей для всей области выделил денег.

Череповецким женщинам, интересующимся ремонтом садов и школ, он посоветовал рассказать свои соображения мэру, который доложит их губернатору, который даст мэру денег на ремонт...

Губернатор хочет быть в своей области полным хозяином — всезнающим и вездесущим — не потому ли главная его мечта, мгновенно перемещаться по региону без машин и вертолётов?

При этом можно сколько угодно ругать мэров и прочих чиновников, но при существующей системе всем ясно, что за всё отвечает глава региона — он сам себя назначил ответственным. И за низкое качество медицины, и за размытые паводком дороги, и за плохую экологию.

Что касается последней темы, то она вообще превратилась в некий фарс с девочкой в розовом платье, подарившей губернатору ёлочку. А значимую для населения проблему строительства ЦБК, о котором у людей весьма смутное представление, почерпнутое в основном из митинговых лозунгов, старательно проигнорировали.

Зато много говорили о мостах, нацпроектах и рекордном бюджете. В общем это был хорошо подготовленный и вполне оптимистичный разговор «обо всём», подводящий итог выборного года, разговор с губернатором, который, пожалуй, один знает, что происходит с областью сейчас и что с ней будет дальше.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.