За реформу опять платит население. Неплатежи компаний за вывоз мусора в России достигли 70%

Об этом в интервью РБК заявил глава «Российского экологического оператора» Денис Буцаев. В регионах говорят, что это «нехарактерная» для них ситуация.

Фото: tsargrad.tv

Во вторник глава «Российского экологического оператора» Денис Буцаев обозначил одну из наиболее острых проблем мусорной реформы — массовые неплатежи бизнеса за услуги региональных операторов (РО).

По словам гендиректора «Российского экологического оператора», который отвечает за реализацию в России стартовавшей в начале 2019 года мусорной реформы, уровень неплатежей за вывоз мусора со стороны населения составляет от 20 до 35%, а со стороны юридических лиц — 65–70%. При этом Буцаев отметил улучшение, произошедшее за полгода в отношении физических лиц, в отношении же компаний ситуация напротив ухудшилась.

В мае этого года тот же Буцаев рассказывал «Ведомостям», что у 90% мусорных операторов образовался существенный кассовый разрыв — более 50 млн руб.: финансовые сложности возникают из-за неплатежей и заниженных нормативов. Нехватка денег может привести к тому, что операторы просто перестанут работать, предупреждал Буцаев.

Проблемы операторам создают в том числе сами региональные власти, потому что меняют правила игры. Тариф по закону в течение года изменять нельзя, но закон никак не регулирует нормативы образования отходов, или, проще говоря, прогноза, сколько отходов предстоит вывезти оператору. Этим и пользуются власти, сетует Буцаев: если норматив уменьшить, сильно уменьшится доход оператора, возникнет кассовый разрыв.

Тарифы установлены несправедливо в сравнении с реальными затратами операторов, указывал Буцаев и приводил пример: городские власти вынуждают их обустраивать площадки для мусорных контейнеров, а то и закупать сами контейнеры — но расходы эти в тарифе не отражают.

Сейчас глава «Российского экологического оператора» продолжает говорить о кассовых разрывах у РО, которые, по его словам, «покрываются из разных источников, некоторые регионы ввели субсидии». Буцаев не считает, впрочем, что ситуация настолько критичная, что может привести к массовым банкротствам РО. Но нужно ужесточать меры ответственности для бизнеса, который «непонятно, куда направляет свой мусор, а платит за это население». Одна из таких мер ужесточения ответственности, предложенная собеседником РБК, — сделать автоматическим присоединение юридических лиц к договорам для того, чтобы региональные операторы по обращению с отходами «не бегали за каждой компанией и не просили ее подписать договор».

«В некоторых странах Европы все достаточно просто. Вы обязаны платить муниципалитету [за вывоз мусора]. Муниципалитет за вас рассчитал, какое количество мусора у вас образовывается. Если вы не платите, муниципалитет даже в суд не идет, а приходит и арестовывает ваше имущество» — указывает глава «Российского экологического оператора».

Ранее о том, что неплатежи могут заблокировать мусорную реформу, говорили и Заксобрании Вологодской области. В частности, упоминалось, что дебиторская задолженность перед обоими региональными операторами за первые восемь месяцев года составила более полумиллиарда рублей, причём из них 352 миллиона рублей приходятся на оператора по восточной зоне Вологодчины ООО «Аквалайн».

В западных районах, как явствует из представленной статистики, дисциплина потребителей намного выше. Даже в городах ситуация отличается весьма заметно: в Вологде собираемость составила 73%, а в Череповце — 83%.

СамолётЪ связался с представителем одного из РО Вологодской области — компанией «Аквалайн». Как заявил заместитель директора по связям с общественностью Алексей Иванов, ситуация с неплатежами, которую описал Денис Буцаев, «нехарактерна для нашей зоны деятельности». Текущие платежи бизнеса Иванов оценил в 66,85%. Правда, оговорившись, что речь идёт о более чем 4 тыс. компаний, заключивших договоры с РО. Но, по словам замдиректора, остаётся ещё примерно столько же юридических лиц, которые не заключили договоры с «Аквалайном» и не платят за вывоз мусора. То есть, как можно понять, сумму, названную Ивановым в начале, нужно делить на два. В итоге получаем 33,5% платежей юрлиц или неплатежи в размере примерно 66,5%, что как раз соответствует «вилке», обозначенной Буцаевым.

Представитель «Аквалайна» в беседе с Самолётом отметил, что основные претензии у компании не к крупным промпредприятиям, которые достаточно быстро и адекватно реагируют на все требования закона, а к представителям малого и среднего бизнеса. РО, по словам Алексея Иванова, активно ведёт работу по поиску компаний-уклонистов. Для этого регоператор даже ввёл у себя так называемых юридических инспекторов, которые регулярно проводят рейды, пытаясь обнаружить юридическое лицо, не заключившее договор по «внешним признакам». Они посещают торговые и деловые центры, обращают внимание на первые этажи жилых зданий, где обычно арендуют помещения предприниматели.

В «Аквалайне» надеются на скорое оздоровление ситуации с неплатежами компаний, указывая, что аналогичную проблему с населением им удаётся решать достаточно быстро — за первые два месяца осени, по данным РО уровень платежей физлиц удалось поднять почти на 10% — до 69%. Что касается кассовых разрывов, в частности вопроса о том, заложили ли в «Аквалайне» заложили ли эту проблему в бизнес-план, то эту тему г-н Иванов оставил без комментариев.

А вот Денис Буцаев, комментируя проблему дефицита средств у РО, заявил: «Если проблема будет на второй и третий годы, это будет говорить о том, что экономическая модель не работает. Тогда придется ее дорабатывать».

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.