Шойгу готовится к войне? Именно поэтому российский министр обороны считает необходимым сохранить службу по призыву

Его интервью «Московскому комсомольцу» стало частью заочной полемики силовиков с немногочисленными «либералами» в руководстве страны.

Фото: ИТАР-ТАСС

Отвечая на вопрос издания о перспективах воинского призыва на срочную службу, глава военного ведомства, генерал армии, который сам, кстати, срочную службу в армии не проходил, высказался в том духе, что когда-нибудь её можно будет отменить, но не сейчас. Потому что сохраняется угроза масштабной войны, которую, естественно, способен развязать Запад, намеревающийся поработить Россию.

Никаких рациональных аргументов, кроме драматических заявлений, в подтверждение этого тезиса Сергей Шойгу не привёл. В этом он продолжает линию силового блока в руководстве страны, представители которого в ответ на критику своих действий, приводящих к ужесточению правоприменительных практик или бюджетной милитаризации, отделываются либо шутками, либо заявлениями, находящимися на грани суеверия и конспирологии. Здесь можно вспомнить, как ещё десять лет назад генерал ФСО Борис Ратников заявлял «Российской газете», что спецслужбы «подключились» к подсознанию госсекретаря Мадлен Олбрайт и обнаружили в нем «патологическую ненависть к славянам» и мечты о контроле над Россией.

Выступая за сохранение призыва, министр Шойгу полагает не просто вероятной, но актуальной, угрозу масштабной массовой войны, поскольку именно такие войны и вызвали необходимость срочной службы.

Регулярная русская армия, основанная на обязательной службе дворян и сборе даточных людей, так называемых рекрутов, возникла после болезненных поражений от шведов при императоре Петре I (1682–1725). А всеобщая воинская повинность пришла на смену рекрутской системе в январе 1874 года. И оправдала себя в последующей череде больших войн, в числе которых были и две мировые.

Любопытно, что автор призывной реформы 1874 года глава Военного министерства граф Милютин введением ряда льгот по семейному положению постарался минимизировать ущерб от призыва для экономики страны, которая в то время только перестраивалась с натурального в товарное хозяйство. Вот, как писал об этом русский генерал и военный историк Николай Головин в своей книге «Военные усилия России в мировой войне»:

«...Из этого сопоставления мы видим, что только Италия давала почти столь же широкое развитие льготам по семейному положению. Причиною этому было то, что Италия так же, как Россия, позже других государств вступила на путь индустриализации своей экономической жизни. Она так же, как и Россия, стремилась в каждом крестьянском хозяйстве сохранить рабочие руки...»

В отличие Милютина военный министр Шойгу, похоже, даже думать не хочет о том, чтобы хоть чем-то поступиться ради экономического развития страны, включая военный бюджет. Вот и в очередном интервью, заочно полемизируя с либеральными «экономистами», призывающими к перераспределению части военного бюджета на цели развития, Шойгу назвал рассуждения экс-министра финансов, председателя Счетной палаты Алексея Кудрина о чрезмерности оборонных расходов «стенаниями» и отшутился репликой Михаила Жванецкого «о вкусе устриц», посоветовав «экономистам» больше заботиться о росте доходов.

Алексей Кудрин не раз говорил о необходимости сократить расходы на ОПК. В частности, в 2012 году он предлагал снизить на 0,5% расходы на оборону и на 0,4% на национальную безопасность в пользу строительства дорог, образования и здравоохранения. В 2017 году эксперты Центра стратегических разработок под руководством Кудрина указали, что в рамках «специфической структуры» бюджетных расходов в России на развитие человеческого капитала тратится мало, а на оборону и безопасность, напротив, много. ЦСР предложил снизить расходы на оборону с 4,4% ВВП до 2,8%.

Год спустя ЦСР предложил бюджетный маневр, который поможет добиться дополнительного прироста национальной экономики в 0,5% ВВП ежегодно, в рамках этого маневра предлагалось сократить расходы на оборону, национальную безопасность и правоохранительную деятельность на 1% ВВП.

В 2017 году российские власти потратили 2,85 трлн руб. по разделу федерального бюджета «Национальная оборона». Из них 1,82 трлн проходили по закрытым статьям. Для сравнения — это почти десятая часть средств (28 трлн руб.), которые должны быть выделены за пять лет (до 2024 года) на инициированные Владимиром Путиным национальные проекты.

Критикуя «экономистов» и рассуждая о том, как его ведомство экономит на ЖКХ, министр обороны, похоже, не понимает (или не хочет признавать), что отражают призывы к разумному ограничению расходов на оборону и безопасность — это не про простую сохранность казённых денег — речь идёт на самом деле о стратегии развития страны. И как раз по экономическим перспективам этого развития больно бьёт чрезмерная милитаризация.

Так, например, в опубликованной в 2017 году в «Вопросах экономики» статье Кудрин и Александр Кнобель из РАНХиГС указывали, что перераспределение расходов в пользу сфер развития с 2019 г. позволит повысить в ближайшей перспективе ежегодные темпы роста ВВП на 0,4 п. п., а в долгосрочной — на 0,8 п. п. (тогда, кстати, повысятся и доходы). Растущие же расходы же на оборону и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе, по их расчетам, только снижают темпы роста ВВП.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.