Работа — не волк. Страсти по четырёхдневке: почему она всем обходится слишком дорого

Цель сокращения длительности рабочей недели благая — освобождение личного времени россиян. Но как это сделать без ущерба для самой работы и зарплаты работника — пока не знает никто.

Фото: pixabay.com

Вопрос о возможности работать 4 дня в неделю, запущенный в общественное пространство Дмитрием Медведевым, не сходит с повестки дня. Но в отличие от более ранних заявлений правительства теперь аккуратно обсуждается лишь возможность воплощения инициативы, ее положительные стороны, с оговорками, почему это невозможно осуществить в ближайшее время. В ходе дискуссии отдельно и настойчиво подчеркивается: переход возможен только, если доходы жителей страны не пострадают, и даже станут выше, а эффективность труда будет расти.

Откуда есть пошло?

Есть реальный мировой опыт. Все чаще в мире задумываются о том, что человек был создан не для изнурительной работы, а для счастья. Опыт мировых игроков подтверждает, что при уменьшении количества рабочих дней можно добиться роста эффективности труда. Так, к примеру, сделали Генри Форд и руководство компании Perpetual Guardian.

Дмитрий Медведев услышал эти и другие новости в середине июня на Международной конференции труда в Женеве.

Если не сейчас, то когда?

Похоже, мы обсуждаем долгосрочную перспективу. Страна и люди просто не готовы на такой серьёзный шаг.

Но экономисты и социологи утверждают, что начало уже положено: всё чаще мы слышим словосочетание «удаленная работа», все больше людей стали зарабатывать, не выходя из дома.

Реформаторы уверены, что первыми в эксперименте станут именно компании, чьи рабочие места занимают удаленные работники. Которые сами определяют свой график — днём или ночью им удобнее работать, не тратят времени на дорогу до офиса и пр. Иными словами, выстраивают свой рабочий график эффективно, сохраняя при этом заработок. Хотя, практика показывает, что он все же в итоге всегда оказывается на порядок ниже, чем если бы сотрудник работал «на месте».

Роботы, а не люди

Возможно, в высокоразвитых странах «четырёхдневка» вполне реальна: ученые утверждают, что замена человека на искусственный интеллект позволит сократить рабочие часы для людей с 40 до 12 в неделю. Но не в России, где полностью автоматизированные роботы появятся спустя еще не одно десятилетие.

Есть варианты!

Пока что все обсуждения сходятся на том, что рабочую неделю в России могут просто «сжать» до 4 дней в неделю. При этом рабочее время будет не 8 часов, как сейчас, а 10.

Совет Федерации России, напротив, выступает не за сокращение рабочих дней, а за уменьшение рабочих часов — с 8 до 6. Таким образом, считают чиновники, у россиян появится больше свободного времени, и им будет понятнее именно такой вариант реформы при том, что и в государственном бюджете страны от указанных мер не произойдет глобальных изменений.

При этом все же почти половина россиян (48%) боится этой инициативы правительства, того, что сокращение длительности рабочей недели отрицательно скажется на уровне их доходов.

Как у них?

Идея четырехдневной рабочей недели не нова: во Франции рабочую неделю сократили до 35 часов почти 20 лет назад с целью улучшить баланс между работой и личной жизнью граждан. Эту меру активно обсуждают до сих пор. Сторонники говорят, что она способствовала созданию рабочих мест и действительно поддерживает баланс между работой и личной жизнью. Критики же утверждают, что она снизила конкурентоспособность французских компаний.

По данным ОЭСР, минимальная рабочая неделя — в Нидерландах: в среднем (с учетом работников с полной и частичной занятостью) около 29 часов. Законы, принятые в Нидерландах в 2000 г. для поддержания и укрепления баланса между работой и личной жизнью, гарантируют работникам полностью оплачиваемый отпуск, а также отпуск по уходу за ребенком как для женщин, так и для мужчин.

В организациях с более короткой рабочей неделей почти две трети (64%) руководителей сообщили о росте производительности сотрудников и качества работы из-за уменьшения пропусков по причине болезни и в связи с возросшим благополучием в целом. Еще одним преимуществом, по мнению респондентов, стало сокращение времени поездок на работу и с работы.

Но четырехдневная рабочая неделя не панацея от всех бед. Безусловно, она служит конкурентным преимуществом с точки зрения привлечения талантливых сотрудников, однако в ходе опроса выяснилось, что почти три четверти (73%) руководителей выразили обеспокоенность регулированием трудовых договоров и бюрократией, связанной с переходом на четырехдневную рабочую неделю, а также сложностями с подбором кадров. Все это снижает вероятность широкого распространения практики в ближайшем будущем.

Но некоторые организации отказались от идеи перейти на четырехдневную рабочую неделю. В 2019 году расположенный в Лондоне Wellcome Trust, второй по величине в мире фонд, финансирующий научные исследования, отменил четырехдневную рабочую неделю для 800 сотрудников головного офиса в связи с «чрезмерными операционными сложностями реализации». В США Treehouse, крупная компания по подбору персонала для технологических компаний, в 2016 г. ввела четырехдневную рабочую неделю, но не смогла успешно конкурировать и вернулась к пятидневной.

После того как Wellcome Trust отказался от четырехдневной недели, деловые группы, включая Конфедерацию британской промышленности, выпустили предупреждение, что переход на укороченную рабочую неделю ослабляет производство и вредит занятости, так как ведет к росту стоимости рабочей силы.

К примеру, в Швеции, в Гетеборге, пришлось нанять больше медсестер после введения шестичасового рабочего дня в 2015 г., что обошлось городу в $1,3 млн. Противники сокращения рабочего дня предложили городскому совету отменить нововведение: несправедливо тратить деньги налогоплательщиков на экономически не обоснованную схему. В 2017 г. ее отменили. Даниэль Бернмар, член совета, отвечающий за уход за пожилыми людьми, заявил: «Могли бы мы повторить попытку? Нет, это слишком дорого».

У работников тоже есть сомнения. Почти половина (45%) опрошенных беспокоились, что, если они будут проводить на работе меньше времени, их коллеги решат, что они ленятся. Парадокс: они хотят, чтобы укороченную рабочую неделю ввели, но боятся быть первыми.

Работа — не волк

В самом деле, вероятно, русская поговорка «работа не волк, в лес не убежит» могла бы внести некоторую ясность в спор о уместности перехода на 4-х дневную рабочую неделю.

Она, по мнению лингвистов, имеет два толкования, которые, на первый взгляд, противоречат друг другу:

Первое — исконное: Сколько работу ни откладывай, делать её всё равно придётся, так как сама по себе она никуда не денется. Так говорили раньше в дореволюционной России (встречается в сборнике «Пословицы и поговорки русского народа» В. И. Даля).

И второе — приобретённое: С выполнением задания можно не спешить, работа подождёт, «не убежит». (Получило популярность в начале 20 века и закрепилось как окончательное и единственное в советское время.

Получается, что первый посыл призывает работника поторопиться, чтобы поскорей покончить со всем объёмом действий, а второй приглашает отдохнуть, полениться, потянуть время.

На самом же деле два толкования отнюдь не исключают друг друга.

Главный смысл поговорки остается прежним: за вас вашу работу никто не выполнит. А уж какой из этого следует вывод (приниматься за дело сейчас же или повременить, сделать ее за 4 дня или за 5) — каждый, видимо, решает сам. Конечно, если над ним не стоит нормировщик.

Евгения Васильева,
Сергей Михайлов

СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.