Ласковый и нежный зверь. Почему женщины всё равно пытаются вернуться к мужчинам, которые их уничтожают?

В середине августа любители сериалов дождались показа третьего, заключительного, сезона «Рассказа служанки» (Hulu). Что в этом сериале актуально для современной России, рассказывает журналу «НОЖ» директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

Фото: shermanabdolaw.com

По сюжету сериала, фантастическим государством Галаад управляет жесткий режим — женщина воспринимается как собственность общества и подвергается различным формам насилия.

Факт № 1. Репродуктивное насилие

В сериале способные к деторождению женщины обязаны рожать детей для правящей верхушки власти.

Понятно, что всех молодых женщин воспринимают как будущих матерей. Общество так привыкло к этому, что даже не задумывается о том, что материнство может быть нежелательным выбором.

Если окружение узнает, что женщина — чайлдфри (принадлежит к субкультуре и идеологии, характеризующаяся сознательным нежеланием иметь детей), ее наверняка будут долго обсуждать: правильно ли она живет, правильно ли думает.

С традиционной точки зрения, главное предназначение женщины — рожать, так велит «природа».

Анна Ривина не пытается сказать, что женщина не должна рожать — но она и не говорит, что должна. Женщинам нужно понять, что они сами могут принимать решения. А когда им этого не позволяют — это называется «репродуктивным насилием».

Его откровенные и агрессивные формы — быть девственной, непорочной, вступить в брак и рожать детей — в религиозном контексте преподносится как очевидное. Все остальные интересы женщины в большинстве случаев будут стоять на втором месте.

Будем говорить про светское современное государство — Россию. Далеко ли она ушла от государства Галаад?

Ректор МГУ Садовничего пару лет назад в начале учебного года сказал девочкам, поступившим на математический факультет, что они будут прекрасными женами своим однокурсникам-математикам. Возможно, он вообще не подумал, что у них в голове что-то есть для того, чтобы строить карьеру.

Женщины встречаются с таким отношением на каждом шагу и большинство из них привыкли не реагировать — проще отшутиться, а не начинать объяснять, что она сама может разобраться с тем, что происходит в ее матке.

Факт № 2. Изнасилование

В сериале: женщины, способные к деторождению, обязаны раз в месяц вступать в половую связь с командорами.

В фантастическом мире женщин не бьют, не причиняют физической боли, об их здоровье даже заботятся. Но изнасилование остается им, даже если после него не остается синяков.

В России по уголовному законодательству изнасилованием называется сексуальное насилие мужчины над женщиной в случае вагинального проникновения. Ни анальный, ни оральный секс у нас не считаются изнасилованием.

До сих пор в ходу грубая шутка: если женщина говорит «нет» — это значит «да». Но самый правильный подход — это когда женщина говорит «да» — и это значит «да». Только если женщина говорит, что она хочет секса, мужчина может идти на контакт.

Это называется — концепция согласия. Если оно есть, люди могут делать друг с другом абсолютно всё, в любом количестве и в любое время суток. Если есть согласие. Согласие подразумевает полное понимание и готовность к действиям, и возможность всегда выйти из процесса.

Пару лет назад все обсуждали и смеялись: в скандинавских странах хотят ввести чуть ли не письменное согласие на секс, а если его нет — всё, изнасилование.

С точки зрения семейной жизни — это, возможно, абсурд, но основная мысль здесь простая: если нет доказательств того, что женщина секса хотела, секс можно считать насилием.

Это понимание нужно не для того, чтобы посадить как можно больше людей в тюрьму, а для того, чтобы люди понимали: получение согласия партнера является ключевым.

Факт № 3. Отпор насильнику

В сериале подпольная организация cлужанок организует теракт, чтобы дать отпор государству.

В России, считает Анна Ривина, сексуальное насилие чудовищно распространено.

Абсолютное большинство насильников — люди, знакомые жертве.

Согласно статистике центра «Сестры», только около 12 % женщин заявляют об изнасилованиях. Женщинам не верит ни полицейская система, ни общество, а если и поверят, то сразу включается виктимблейминг —женщине говорят, что она «сама виновата».

«Медуза» несколько лет назад рассказала о том, как оперуполномоченные используют сленговый термин «ненастоящее изнасилование» — и под этот термин они готовы подвести 80 % дел. Если женщина не сопротивлялась, не пыталась убить насильника, не сбежала, значит, она не очень-то была «против». А если женщина убъет, защищаясь, насильника, то ее, скорее всего, посадят.

В Московской области лет семь назад женщина убила мужчину, который пытался ее изнасиловать. Следственная группа МВД хотела возбудить против нее уголовное дело: ее ведь лишь изнасиловать хотели, зачем людей-то убивать?

Еще сложнее говорить о домашнем насилии. Если женщина придет сегодня в полицию и скажет, что ее изнасиловал муж, этого не воспримет всерьез никто. Потому что, когда вас насилует муж, то это обычный «супружеский долг».

Факт № 4. Можно ли помочь жертвам насилия?

В сериале женщинам, сбежавшим из Галаада в соседнее государство, оказывают социальную, юридическую и психологическую поддержку.

Что в России? Жертва насилия пришла в полицию, где ее попросили перед разными сотрудниками несколько раз повторить показания, рассказать в подробностях, что случилось.

Как вести себя в такой ситуации?

Специалисты советуют не ходить в полицию одной, а брать с собой человека, который может поддержать и что-то понимает в процессуальных нормах.

Потому что известны случаи, когда полицейские откровенно смаковали подробности изнасилования, откровенно занимались психологическим подавлением жертвы, приводили каких-то новых людей и говорили: «Так, давайте еще раз».

Как можно помочь в идеале?

В Израиле, например, женщина может сообщить об изнасиловании в полицию или в медицинское учреждение. К делу сразу подключается несколько специалистов — из правоохранительных органов, от врачей, от психологов. Буквально за полчаса пострадавшая может дать показания и сдать первоначальные анализы, психолог может с ней поговорить. Она уходит домой, а каждый специалист начинает заниматься своим делом.

В России это пока что далеко не так.

Факт № 5. Психологическое насилие

В сериале от насилия страдают не только служанки, но и жены командоров. Они так же ненавидят законы государства, но смиряются с ними из любви к мужьям.

Не бывает физического насилия без психологического. А наоборот — бывает. Психологическим насилием можно человека свести в могилу, не тронув пальцем. В России, похоже, общество не прошло еще пещерный уровень в семейных отношениях. В ответ на жалобы женщины на побои и увечья зачастую ей отвечают: «бьет — значит любит».

Психологическое насилие однозначно должно строго наказываться. Анна Ривина — один из инициаторов внесения в Госдуму законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», настаивает на том, что должна быть классификация видов насилия, в которой будет учтено и психологическое.

«Созависимые»?

Сложно понять, но большинство женщин всё равно будут пытаться вернуться к мужчинам, в отношениях с которыми им было больно и плохо. Это стокгольмский синдром, разрушенная самооценка — тот самый виктимблейминг, отсутствие правовой и финансовой поддержки и миф об отцовстве.

Во Франции есть уникальный опыт по работе с женщинами, пережившими насилие, где в одном из тренингов дети рисовали отца, избивающего свою маму. Вывод: такой отец никогда не может быть хорошим мужем, такой муж никогда не может быть хорошим отцом.

Самое главное, считает эксперт, — просто объяснить женщине, что у нее есть право в любой момент отказаться жить с насильником. Что сделать без помощи очень непросто — женщины не могут просто взять и выйти, часто они являются созависимыми.

Поменять в нашем обществе что-то очень сложно. Но женщины, у которых не сложились по тем или иным причинам их семьи, не должны считаться в обществе «неудачницами». Чтобы у них не было потребности влезать в какие угодно отношения, лишь бы прикрыться ими как ширмой успешности.

Анна Ривина считает, когда мы дадим женщинам возможность послать на все четыре стороны человека, который говорит то, что ей не нравится, тогда мужчины, возможно, начнут сначала думать, а потом уже говорить, сперва говорить, а потом уже делать.

Источник: knife.media
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.