Захоронить нельзя переработать. Половина России — один большой «Шиес»

Страна может захлебнуться в отходах — без защиты инвестора инфраструктура для сбора и переработки отходов не появится.

Фото: klops.ru

С 1 июля региональные операторы Вологодской области снизили свои тарифы на вывоз мусора. Кроме того, как сообщило ТАСС, на прошлой неделе Госдума России приняла в третьем окончательном чтении законопроект об установлении с 2020 года нулевой ставки по НДС на услуги региональных операторов, а регионы получили право устанавливать нулевую ставку по налогу на прибыль для регоператоров.Эти первые победы протестующего населения, скорее всего,воодушевит россиян -можно предположить, что на регоператоров опять будет оказываться давление с целью заставить их дальше снижать расценки.

Пирровы победы?

Но есть и вполне реальная опасность, что эти победы могут оказаться пирровыми. Да, удалось в значительной степени пресечь откровенные попытки быстрого и необоснованного заработка с вероятным последующим «распилом» средств с отдельными представителями власти. Но, с другой стороны, благодаря всей этой шумихе и политизированности, «мусорная» тема стала настоящим пугалом для потенциальных инвесторов.

Между тем ситуация в отрасли близка к катастрофической. Речь идёт даже не о мифических мусороперерабатывающих заводах, которые якобы должны быть построены благодаря реформе, — в стране элементарно нет нормальных полигонов даже для захоронения отходов. Думаете, случайно московское правительство затеяло всю эту эпопею с Шиесом? Команда Собянина ищет выход из безвыходного положения: не на Красной же площади закапывать мусор, в самом деле.

Масштаб бедствия на днях обозначил Росприроднадзор, подготовивший презентацию по итогам анализа состояния 1155 законных полигонов в России, включенных в Государственный реестр объектов размещения отходов (по состоянию на 1 июня). Анализ показал — лишь 48,8% свалок соответствуют требованиям закона. Представитель Росприроднадзора в комментарии «Ведомостям» отметил, что служба подготовила письма в региональные управления и что в ближайшее время начнутся проверки полигонов. Чем завершится эта проверка, сказать трудно — других полигонов в стране нет, как и средств на их создание. Во всяком случае, в национальном проекте «Экология», который, по словам чиновников, должен кардинально улучшить ситуацию с мусором, почти ничего об этом не говорится. К 2024 году правительство рассчитывает рекультивировать хотя бы 191 нелегальную свалку в черте городов и увеличить долю отходов, идущих на переработку, до 36%. Вот и вся «информация».

Но мусор нужно куда-то возить, поэтому правительство страны разрешило до 2023 года размещать отходы даже на тех полигонах, у которых нет для этого документов, — на близкие, но нелегальные свалки возить мусор дешевле.

Те «некондиционные» полигоны, о которых упоминает Росприроднадзор — это свалки, существовавшие с 1960–1970-х годов под патронажем хронически безденежных муниципалитетов. К их числу относится, кстати, и череповецкий полигон ТБО в Новых Углах, который природоохранная прокуратура хотела закрыть ещё в 2016 году, но руководителю тогдашнего оператора полигона Алексею Копейкину,возглавляющему сегодня восточного вологодского регоператора"АкваЛайн«, удалось продлить жизнь свалке, которая впоследствии чудесным образом попала в территориальную схему размещения отходов на вполне законных основаниях.

Для того, чтобы проблему решать, ясно, что нужно в это решение инвестировать большие деньги. У череповецкой мэрии, например, есть проект нового полигона ТБО, а денег на строительство нет. И, скорее всего, не будет, если не расщедрится губернатор, а он в предвыборных речах такого обещания пока не давал (дай бог, начать второй городской мост строить).

Захоронить нельзя переработать

Соответственно, инвестировать могут либо Российский экологический оператор (РЭО), либо частники, или все они вместе. Но частный бизнес жаден — не имея перспективы заработать много, он ничего делать не будет. И правильно, иначе это было просто подозрительно.

Комментируя последние послабления, содержащиеся в поправках, принятых Госдумой, сопредседатель Центрального штаба ОНФ Елена Цунаева заявила, что «введение льготного режима для региональных операторов по обращению с твёрдыми коммунальными отходами (ТКО) необходимо рассматривать не как источник их дохода, а как дополнительное финансирование на развитие инфраструктуры мусоропереработки».

Но с какой стати именно так это надо рассматривать? Хорошо, допустим, регоператоры вложили сэкономленное на льготах, чтобы потом отбить на продаже отсортированного и переработанного мусора. Но ведь не получится!

Действующая система тарифов пока что не стимулирует, а снижает заинтересованность операторов в извлечении вторичного сырья из мусора, — на это обстоятельство обращают внимание авторы ещё одного исследования, выполненного юрфирмой Lecap. Суть в том, что доход, полученный от продажи вторичного сырья — пластика, стекла и макулатуры, — вычитается из валовой выручки. То есть если у оператора тариф должен обеспечить выручку в 500 млн руб. за год, а он получит 20 млн руб. от продажи вторичного сырья, на следующий год его выручка от тарифа будет уменьшена на эту сумму. Причём, из тарифа вычитается не фактически полученный доход от продажи вторичного сырья, а прогнозная сумма, говорит она. Если регулятор считает, что вывезти и захоронить 1 куб. м стоит 450 руб., а ресурсы, которые можно продать, оценивает в 50 руб., тариф сразу снижается до 400 руб. Это, что, стимул?!

Зато если оператор не продаст, а захоронит ресурсы, он может попросить регулятора повысить тариф, что стимулирует занижать доход или просто не сортировать, а захоранивать мусор. На несоответствующих экологическим нормативам свалках, добавим мы.

Не случайно, наверное, по данным Национальной ассоциации концессионеров и долгосрочных инвесторов, в инфраструктуру (НАКДИ) из необходимых для реформы отрасли 300 млрд руб. частных денег за 10 лет удалось собрать лишь 30 млрд.

Вот почему директор ассоциации регоператоров «Чистая страна» Руслан Губайдуллин призывает изменить методику и разрешить не вычитать доходы от продажи вторичных ресурсов из выручки оператора. Да, частные компании заработают дважды, но у них останется стимул к сортировке. И, возможно, крупные компании всё-таки будут вкладывать собственные средства в предприятия по производству полезной продукции из вторичного сырья (контейнеры, детские площадки и пр.) без тарифа и поддержки государства. Сейчас они этого делать точно не будут.

Впрочем, считает исполнительный директор НАКДИ Светлана Бик, даже изменение методики не решит проблему инвестиционной привлекательности отрасли, в которой слишком много существенных нефинансовых рисков — излишней политизированности темы мусора и тарифов, социальной напряженности. По мнению эксперта, условия работы должны быть более предсказуемы: без пересмотра территориальных схем и включения в них новых обязанностей оператора, а также повышения платы и изменения тарифов никакая инфраструктура не появится.

Если власть не хочет этого делать и одновременно не желает, чтобы страна захлебнулась в мусоре, видимо, ей придётся брать инвестирование миллиардов на себя.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.