Десять лет такого не было и вот опять! На рынке продуктов деревообработки кризис перепроизводства

Заместитель генерального директора по реализации — начальник управления продаж АО «ЧФМК» Валерий Перхин, считает, что до оживления спроса остаётся примерно полгода.

Фото: СамолётЪ/АМДПР

Проблемы со сбытом фанеры для таких экспортно-ориентированных компаний, как ЧФМК, в конце мая оказались в центре внимания рабочего совещания Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР) с руководителями отечественных фанерных комбинатов.

В 2018 году производство фанеры в России выросло на 7% до 4018,4 тыс. м³, ее экспорт увеличился на 9% до 1 836,7 тыс. м³ (2 547,5 тыс. тонн). Рост производства продолжился и в первом квартале текущего года: общий объем произведенной фанеры составил 1 044,4 тыс. м³, что на 9% выше показателей 2018 года за аналогичный период. При этом ее экспорт снизился на 34% и составил 405 тыс. м³ (278 тыс. тонн). Такие данные озвучил на совещании генеральный директор АМДПР Тимур Иртуганов.

Согласно статистике, Россия является мировым лидером в сегменте производства березовой фанеры. По итогам 2018 года на долю страны пришлось 64% мирового рынка, что составило 3,8 млн м³. По данным агентства WhatWood наблюдается тенденция роста потребления этого вида продукции деревообработки за счет развития таких сегментов, как строительство и ремонтные работы, развитие танкерной транспортировки природного газа и др. Но при этом в первом квартале 2019 года зафиксировано падение экспорта березовой фанеры, который ранее составлял до 70% от всего объема производства фанеры в России. По мнению отечественных предприятий и иностранных покупателей это может быть связано с резким падением цены на российскую фанеру при увеличившемся росте производства. Участники совещания пытались разобраться в причинах ценовых перепадов и наметить шаги для исправления ситуации.

СамолётЪ тоже сделал такую попытку, обратившись за комментариями к заместителю генерального директора по реализации — начальнику управления продаж АО «ЧФМК» Валерию Перхину.

Как отметил наш собеседник, подобный кризис, когда начинает падать спрос сразу на все виды продукции группы (фанеру, ДСП и мебельные плиты, пиломатериалы), случается крайне редко — примерно раз в десять лет. Валерий Перхин считает, что основная причина спада — это всё-таки кризис перепроизводства.

— В последнее время в России и Европе было открыто много заводов по производству ДСП и фанеры. В Испании и Польше запустились два крупнейших плитных завода. В России за последние 1,5 года практически на 15% увеличились производственные мощности по фанере. На это накладывался хороший ценовой тренд — в последние 2-3 года фанера постоянно дорожала. В низком ценовом сегменте этого продукта, который используется в строительстве (а это почти 70% всего объёма продаж) стали появляться более дешёвые заменители — OSB, другие плитные материалы, недорогая китайская фанера.

По словам собеседника цены на фанеру сейчас заметно упали. На низкосортную фанеру средняя цена сейчас находится в районе $220 за кубометр. На высокие сорта — на уровне $300 — $350.

— Что касается древесных плит, то здесь тоже играют роль несколько факторов, — отмечает начальник управления продаж. — Один из них — общее снижение потребления в России. Это касается не только мебельной отрасли, но и других смежных отраслей. Кстати, мы не видим особой активности ни у сталеваров, ни у строителей. О масштабе кризиса можно судить даже по количеству звонков грузоперевозчиков. Они каждый день звонят из разных регионов: «Давайте мы вам что-нибудь повозим». А ещё буквально в конце прошлого лета — начале осени мы сами их искали, соглашаясь на какие-то «астрономические» расценки. Сейчас все готовы «падать» по цене. Это касается и автомобильного, и железнодорожного транспорта. Спад во всех отраслях — не только в деревообработке, во всей экономике.

— Учитывая, что основные потребители ваших плит — мебельщики, соответственно, в этой отрасли тоже застой?

— Да, мебель не предмет первой необходимости. Многие откладывают покупку. Понятно, что копится какой-то отложенный спрос. Мы надеемся, что, когда он себя проявит, мы будем «на коне».

— Пиломатериалы — это же стройка. А наши люди вроде бы строятся довольно активно...

— Львиная доля пиломатериалов — это тоже экспортное направление. Прошлый год в продажах пиломатериалов был удачным. Но с лета 2018-го началось стремительное падение объёмов и цен в этом сегменте, что было связано, конечно, с Китаем. Китайцы давали хорошие цены и забирали огромные объёмы доски. Но, видимо, и у них внутреннее потребление существенно снизилось в связи с американскими санкциями. А когда такой большой объём не продаётся в Китае, он должен перераспределяться в другие страны. Соответственно увеличилось предложение на смежных рынках — в Европе и Америке. И цены начали сразу же падать, как снежный ком. Мы были на позапрошлой неделе на специализированной выставке в Германии и увидели, что в Европе такой же спад: нет активности ни в мебельной отрасли, ни в строительстве. Хотя у нас был свой стенд, на котором мы представляли всю линейку продукции, и интерес был большой. Сейчас отрабатываем запросы потребителей, полученные на выставке и по ее итогам.

— Сколько, на ваш взгляд, продлится нынешний спад?

— Этот кризис очень похож на кризис 2008-2009 гг. Тогда на рынке тоже был спад по всей линейке продукции. Кризис продолжался почти год — с осени 2008 г. А первые признаки улучшения появились в конце 2008 г. Сейчас похожая ситуация: кризис начался в октябре 2018 г., и, я думаю, ещё полгода мы будем жить в условиях жёсткой конкуренции.

— Но эти полгода нужно как-то прожить? Какие меры для оживления сбыта вы применяете?

— Держимся за своих клиентов — вцепились в них как клещи и не отпускаем. Понятно, что все наши покупатели стали меньше покупать, потому что их продукция тоже стала меньше продаваться. Но объёмы продаж падают и у нас, и у конкурентов. Начинается борьба за клиентов — нам нужно переманивать их с других предприятий. Борьба идёт, конечно же, в первую очередь, на ценовом «фронте». Цена по фанере упала очень сильно — по некоторым позициям практически на 40%. По плите — меньше. Многое держится на личных отношениях. Если брать ДСП, то в этом сегменте тоже падение где-то на 40%. По ламинату — процентов на десять.

— Ламинат больше пользуется спросом?

— Нет, скорее там больше инерция спроса. Всё-таки ДСП в значительной степени — полуфабрикат. Его делают все и при первых признаках спада на рынке ламината — многие идут в этот сегмент. И цены очень быстро падают. В ламинате же просто сложнее заместить конкурента, потому что там много нюансов с отличиями по цвету, тиснению — здесь проще «отстроиться» от конкурента.

— Это доказательство того, что чем у продукта выше добавленная стоимость, тем проще его продавать?

— Продавать его сложнее — процесс занимает больше времени: клиента нужно убедить, заинтересовать своим продуктом. Зато потом ему сложнее от вас уйти. А чем проще процесс привлечения клиента, тем быстрее он уходит. Для менеджеров по продажам самое время проявлять себя и профессионально реализовываться. Когда на рынке всё хорошо это делать сложнее, невольно начинаешь расслабляться. Сейчас же мы на постоянной связи с клиентами. В принципе, так живёт вся мировая торговля — в условиях постоянной жёсткой конкуренции. Это у нас случаются периоды некоторой расслабленности, когда на рынке возникает благоприятная ситуация. Но кризис — это всегда новые возможности. Нужно ими пользоваться.

Беседовал Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.