Экономика — это мы с ним? Алексей Мордашов накануне Нового года выступил с программным заявлением

Владелец «Северстали» определил основные принципы существования российского бизнеса в условиях нынешнего властного режима и реакции на него мирового сообщества, которая затрудняет международную деятельность отечественных компаний.

Фото: Алексей Мордашов на встрече Владимира Путина с представителями российских деловых кругов/kommersant.ru/

Статью под названием «Экономика — это мы с вами» Мордашов опубликовал в «Ведомостях» через день после встречи в Кремле президента Путина с представителями российского крупного бизнеса.

О том, что было на этом мероприятии, мы знаем лишь в пересказе. Знаем о том, что Путин фактически подтвердил существование «списка Белоусова» и, похоже, разделяет подход своего помощника к предпринимательскому «крупняку», который обязательно должен подумать, чем он может помочь Родине и развитию её экономики.

На этой же встрече глава государства, озабоченный противостоянием своей страны Западу, назвал новую ракетную систему «Авангард» «отличным подарком стране к Новому году».

На этой же встрече выступал и Алексей Мордашов. Очевидно, шла речь об актуальных сегодня аспектах взаимодействия власти и бизнеса. Точного содержания выступления главы одного из крупнейших в стране горно-металлургических холдингов мы не знаем. Но очень похоже, что именно тезисы этого спича и стали основой текста, который в канун новогодних праздников опубликовало влиятельное деловое издание. Ну, просто потому что в статье очень чётко проговариваются основные и принципиальные вещи, которые, по мнению, Мордашова могут «примирить» российский крупный бизнес и с властью, и с населением, и с партнёрами за пределами страны, без которых ему, бизнесу, тоже не прожить.

Начинается послание с тезиса о том, что экономика России «способна на большее, чем скромные 1,5-2% роста, что она показывает сейчас». Развивая это утверждение, Мордашов, начинает убеждать себя и коллег в том, что не надо «пенять на „внешнего врага“, санкции, цену на нефть и курс рубля, ждать, когда государство создаст условия для роста экономики».

Пенять, утверждает автор, не надо, а надо заниматься повышением эффективности — всем: от владельца металлургического комбината до «небольшого ИП». И дальше — длинный перечень пожеланий. Здесь «инвестиции в тренды», даже вопреки «беспрецедентной волатильности на финансовых рынках», которую автор не может не видеть. Мордашов предлагает инвестировать в основное производство, в его цифровизацию и развитие клиентских сервисов, в рост производительности труда, в «устойчивое развитие территорий». И тут же, справедливости ради, надо отметить, даёт цифры своих вложений в оздоровление экологической ситуации Череповце, основную нагрузку на которую оказывает его собственный металлургический комбинат.

Алексей Мордашов замечает: зря, мол, СМИ иронизируют по поводу того, что «компании представили рабочей группе (по «списку Белоусова», Ю.А.) проекты, которые и так были заложены в их стратегии. Это лишь потому, что «национальные приоритеты верно отражают запросы и вызовы общества, которые не может игнорировать бизнес».

Разобравшись с позицией по отношению к государству (с ним, безусловно, надо сотрудничать), Мордашов призывает коллег-олигархов сплотиться вокруг этой патриотической позиции. Потому что уверен: «в современном мире конкуренция приобретает новую форму», а «единственно возможным способом выжить становится обмен знаниями и вовлечение всех участников российского рынка в борьбу за выживание».

В последней части своей статьи Алексей Мордашов одновременно спорит с теми, кто считает бесполезным пытаться противостоять внешним вызовам российскому бизнесу, таким, как санкции, торговые войны или волатильность цен на нефть, и отстаивает своё давнее неприятие изоляционизма.

«Изоляционизм — это путь в никуда, — пишет хозяин „Северстали“ и практически изолированных на внешних рынках „Силовых машин“. — Крайне важно сохранить международную кооперацию и продолжить выстраивать транснациональные цепочки поставок, несмотря на внешнее и внутреннее давление, которое мы все ощущаем. В конце концов, мировая экономика — это именно мы».

Итак, кажется, позиция сформулирована. Это позиция бизнесмена безусловно лояльного к власти и уверенного в том, что «за счёт внутренних ресурсов и инвестиций» можно, сохраняя эту лояльность, добиваться успеха на внешних рынках.

Сложно сказать, все ли согласятся с этой точкой зрения.. Среди аргументов «против» не только потенциальные потери от усиления санкций, следствием которых станут торговые и персональные ограничения, волатильность на финансовом, нефтяном рынках и т.п. Есть ещё один, внутренний по отношению к стране ограничитель. Заключается он в том, что современная российская власть, по большому счёту, конкурент собственного бизнеса.

Как изящно сформулировал один коллега, «исторически в России в последние годы власть — это не публичная служба, а разновидность предпринимательства». Раз так, то согласие на сотрудничество с властью-предпринимателем — это «признание предпринимательства подчиненной власти полуавтономной деятельностью». Для всех. Как верно написал Алексей Александрович: «от владельца металлургического комбината до «небольшого ИП».

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.