Бизнес или частный «собес»? Что такое социальное предпринимательство в России и зачем оно нужно государству

Похоже, власть постепенно приходит к пониманию того, что «частник» часто способен лучше выполнять многие социальные функции, которые прежде были монопольно государственными. Но пока не может доверить ему что-то по-настоящему важное…

Фото: The Nanny Diaries

Есть лаконичная формула, которая определяет социальное предпринимательство, как «предпринимательскую деятельность, нацеленную на смягчение или решение социальных проблем».

Таких проблем у нас, как говорится «выше крыши». И великодушно разрешив в России социальное предпринимательство, власть уже не первый год наблюдает за тем, как эти люди (многие из которых на самом деле движимы искренней идеей служения) пытаются взвалить на себя многие функции, которые традиционно считались исключительно государственной заботой. Чаще всего — по линии «социального обеспечения»: работа с детьми, престарелыми, инвалидами, просто и смертельно больными...

И, на удивление, оказывается, что у этих «блаженных» что-то получается. И часто даже лучше, чем у параллельных бюрократических государственных структур. К тому же обнаружилось, что социальное предпринимательство, которое пока не стало настоящим бизнесом, отчасти сумело стать действенным вариантом самозанятости, абсорбирующей тех, кто хочет самореализоваться, но не может этого сделать ни в традиционных госструктурах, ни в чистом бизнесе.

На последнем по времени бизнес-форуме «Социальное предпринимательство: развитие и перспективы», состоявшемся в Череповце руководитель Агентства городского развития Оксана Андреева насчитала около 350 социальных субъектов, возникших в регионе в последние годы, и отметила тенденцию появления все большего количества новых проектов.

Общий оптимизм участников несколько контрастирует с общероссийскими данными 2017 года, согласно которым популярность социального предпринимательства в России остаётся низкой. Социальным бизнесом занимаются не более 1% российских предпринимателей, их вклад в ВВП страны в 2015 году составил 0,36 %. В России действует ряд устойчивых социальных бизнес-проектов, но и они не могут похвастаться безусловной успешностью, масштабами деятельности, а тем более тиражируемостью своего опыта. Более половины российских социальных предпринимателей — женщины в возрасте 30-60 лет.

В условиях низких доходов большей части населения страны платежеспособный спрос на услуги социальных предпринимателей не может быть высок по определению. Без масштабного государственного финансирования этому сегменту не выжить и не развиться.

Складывается впечатление, что государство всё ещё не доверяет до конца частной социально-предпринимательской инициативе. Об этом говорит хотя бы тот факт, что Госдумой до сих пор не принят закон о социальном предпринимательстве и формах его поддержки.

Но надежда есть, учитывая общее усиливающееся желание руководства страны делиться с народом не только «вершками» нефтегазовых доходов, но и «корешками» социальных издержек...

СамолётЪ — СамолётЪ-ТВ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.