Мордашов написал жалобу на помощника президента. Он защищает дивиденды «Северстали», которые могут уменьшиться минимум в 2 раза

Глава металлургического холдинга в письме министру промышленности и торговли обосновал, почему у металлургов нельзя изымать «сверхприбыль».

Фото: static.360tv.ru

Напомним, с такой идеей на прошлой неделе выступил помощник Владимира Путина Андрей Белоусов — он предложил изъять 513,7 млрд руб. у крупнейших российских компаний-экспортёров в металлургии, химии и золотодобыче. По мнению Белоусова, эти деньги, заработанные бизнесом «благодаря рыночной конъюнктуре», можно было бы использовать для выполнения майских указов президента.

Больше всего негодования идея такой явной экспроприации вызвала у металлургов. Первым жёсткой критике её подверг владелец одного из крупнейших в России производителей металла НЛМК и президент ассоциации «Русская сталь» Владимир Лисин, заявив, что она выглядит поощрением неэффективности: «чем меньше рентабельность, тем меньше налогов придется заплатить», считает бизнесмен.

В письме владельца «Северстали», которое сегодня цитируют все деловые СМИ, меньше эмоций и больше экономических расчётов — всё-таки Алексей Мордашов не стал спешить с реакций и лучше подготовился к ответу.

В нём три основных тезиса. Первый — металлургия не является добывающей отраслью (не совсем правда — у многих металлургических компаний есть свои собственные подразделения, добывающие природные ресурсы — уголь, руду и т.п.), поэтому не эксплуатируют «народное достояние» — природную ренту. «В структуре доходов черной металлургии основная часть — добавленная стоимость, которая обеспечивается повышением производительности труда в результате модернизации и автоматизации производства, с использованием новых технологий, обеспечивающих снижение издержек», — написал в письме Денису Мантурову Алексей Мордашов.

Тезис второй — для получения добавленной стоимости и снижения издержек нужны новые инвестиции в модернизацию и автоматизацию производства. Владелец «Северстали» указывает: для того, чтобы поднять рентабельность «Северстали» по EBITDA, которая в 2009 году составляла всего 16,6%, до «космических» 33% в 2017 году, компании потребовалось порядка 300 млрд руб. инвестиций — это практически пятая часть всех инвестиций отрасли за последние 10 лет.В 2019-2022 годах «Северсталь» собирается потратить $1 млрд еще на два проекта: строительство доменной печи № 3 и новой коксовой батареи на Череповецком металлургическом комбинате.

Мордашов предупреждает, что «Северсталь», если налог на «сверхдоходы» металлургических компаний будет введен, вынуждена будет сократить инвестиционную программу. «Ни о каком росте в черной металлургии, да и вообще в нашей экономике, говорить не придется». Изъятие сверхдоходов из отрасли, уверен бизнесмен, лишит ее стимулов совершенствовать производство, сократит средства на модернизацию и новые технологии. В условиях санкций и пошлин на сталь и алюминий, введенных на рынках США и Европы, предлагаемые меры приведут к снижению конкурентоспособности российской металлургии на мировом рынке, опасается Мордашов.

Тезис третий — сама идея изъятия «на майские указы» несёт в себе внутреннее противоречие — методологический изъян, — потому что, согласно тем же указам, металлурги и химики обязаны за счёт собственных средств обеспечить «повышение производительности труда и несырьевого неэнергетического экспорта». Оплатить сразу два президентских «счёта» им будет очень сложно.

Впрочем, если уж речь зашла о цифрах, то, сравнивая их, можно провести любопытное сопоставление, на которое обращает внимание аналитик АКРА Максим Худалов: дополнительные налоги от «Северстали» при реализации идеи Белоусова могут достигать 43,3 млрд руб., а сумма дивидендов, выплаченных «Северсталью» акционерам за 2017 год составляет 89 млрд руб. То есть в два раза больше суммы изъятия. Иными словами, компания могла бы «проглотить» дополнительный платёж, не жертвуя инвестициями, а лишь сэкономив на дивидендах. Особенно, учитывая то пикантное обстоятельство, что чуть менее 80% акций компании принадлежит одному человеку — Алексею Александровичу Мордашову.

И это несколько снижает убедительность аргумента против «белоусовского изъятия» — он является ударом по капитализации и рыночной привлекательности компании и всей металлургической отрасли. Условно говоря, когда Apple бьётся за свою капитализацию — на её стороне сотни тысяч (если не миллионы) «простых» акционеров, имеющих свою дольку «яблочной» компании. Когда тоже самое делает «Северсталь» — это выглядит не так красиво...

Так или иначе, но эксцессы, подобные тем, что предлагает помощник российского президента, в любом случае нехороши. Хотя бы потому, что нарушают экономическую стабильность и предсказуемость: правила игры могут меняться, но после глубокого анализа последствий, учёта всех мнений, а после изменения — действовать одинаково для всех, без изъятий.

Правительство пока взяло паузу. Источник «Коммерсанта» в Белом доме сообщил, что консолидированная позиция правительства по предложению Андрея Белоусова будет сформирована на следующей неделе. Помимо Минпромторга, вопрос по поручению вице-премьера Максима Акимова прорабатывают Минфин, Минэкономики, Минэнерго и Минприроды. Глава Минфина Антон Силуанов сейчас в отпуске, но ранее он уже сообщал, что правительство изучит доводы компаний и «просчитает последствия», подчеркивая, что основные параметры налоговой системы, после повышения НДС с 1 января, «зафиксированы на шесть лет и меняться не будут». В интервью «России 1» он заявлял, что кабмин не планирует заставлять бизнесменов делиться сверхдоходами.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.