Ирина Будасова: «Обслуживание газа отдавать в частные руки нельзя!»

Заместитель гендиректора АО «Газпром газораспределение Вологда» рассказала корреспонденту «РМ» — СамолётЪ о своём видении того, что происходит на рынке обслуживания газового оборудования Вологодской области.

Фото: СамолётЪ

31 января Управление ФАС по Вологодской области вынесло заключение по делу о нарушении антимонопольного законодательства со стороны АО «Газпром газораспределение Вологда».

Авторами коллективной жалобы на действия «Газпром газораспределение» стали 15 компаний Вологодской области, занимающиеся обслуживанием внутридомового газового оборудования (ВДГО) и управлением жилой недвижимостью. Антимонопольная служба пришла к выводу, что «Газпром газораспределение» нарушает закон, выставляя управляющим и обслуживающим компаниям счета за аварийное отключение газа и повторный его пуск после устранения утечки.

Помимо выдачи предписания АО «Газпром газораспределение Вологда» УФАС наложило на компанию штраф в размере дохода, «полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства» — более 88 тыс. руб.

Сразу же после обнародования УФАС своего решения АО «Газпром газораспределение Вологда» заявило, что компания «не согласна с позицией антимонопольного органа, и считает, что Общество понесло убытки в результате локализации аварийной ситуации, произошедшей на сетях, которые не принадлежат и не обслуживаются Обществом. Данные расходы в силу гражданского и жилищного законодательства должна нести соответствующая управляющая компания».

АО «Газпром газораспределение Вологда» также обратило внимание, что «решение антимонопольного органа не вступило в законную силу, и вывод о неправомерности предъявления Обществом соответствующих расходов будет обжалован в Арбитражном суде Вологодской области».

Следует, наверное, добавить, что в январе 2016 года вологодская УФАС удовлетворила жалобу АО «Газпром газораспределение Вологда» на одну из фирм, подписавших последнюю жалобу — ООО «ГазСервис». По версии «Газпром газораспределения», поддержанной УФАС, «ГазСервис» предлагала жителям пользоваться чужой «аварийкой», указывая номер 04 как телефон, на который следует звонить в случае обнаружения утечки газа.

Поскольку, как видно из развития ситуации, тяжба между конкурентами на рынке ВДГО далека от своего завершения, «РМ» — СамолётЪ решил выяснить, с чем связана столь непримиримая позиция АО «Газпром газораспределение Вологда» у заместителя гендиректора акционерного общества Ирины Будасовой.

Будасова Ирина Владимировна. Родилась в посёлке Струги Красные Псковской области. В систему «Газпрома» пришла в 2002 году. В псковском газораспределительном предприятии, по её словам, занималась, в том числе, клиентскими сервисами: «единым окном», электронными кабинетами клиентов и т. п.

Сейчас в новом для себя регионе занимается теми же вопросами:

— Сейчас в регионе работают две компании: «Газпром газораспределение Вологда», осуществляет транспортировку природного газа, «Газпром межрегионгаз Вологда» — поставку. Задача, которую поставило руководство, — объединить все клиентские сервисы обеих компаний в одну структуру с единым входом для потребителя, со специалистами, которые должны уметь всё. Создать единый клиентский сервис с возможностью организации работы удобной для потребителя. Чтобы мы могли рассказать человеку, который к нам обратится, и о поставке газа, и о газификации, и обо всём комплексе услуг, который сейчас пытаемся просчитать на примере Вологды. В марте мы планируем открыть первую такую полноценную комплексную точку с демонстрационным залом. Здесь мы сможем делать то, чем не занимались прежде — предлагать не только обслуживание, но и собственно газовое оборудование.

— Каковы особенности вашей работы в Вологде, если сравнить её с псковским опытом?

— Это точно не калька того, что я делала в Пскове — там мы по-другому работали. В Пскове, дотационном регионе, и транспортировка газа, и эксплуатация оборудования были убыточными из-за социально-ориентированного тарифа. Чтобы выжить, нам надо было каким-то образом зарабатывать. Поэтому у нас там были свои магазины. Здесь от этого отказались, отдали «на сторону». Мы пока что не собираемся занимать эту нишу, просто планируем предлагать комплекс услуг для своих клиентов.

— То есть какой-нибудь «Устюггаз» прогонять пока не будете?

— Если мы будем качественно работать, он сам уйдёт.

— А вообще, конкуренты сильно досаждают?

— Конкурентов много. Одна из самых больных тем — общее имущество, ВГДО. В основном это частные компании. Моя позиция — обслуживание газа отдавать в частные руки нельзя. Эта услуга, если она оказывается конкурентом, не может быть равнозначна той, которую оказывает наша компания. Ни одна частная компания (а их в регионе порядка 20) из тех, кто занимается техническим обслуживанием, не имеет своей полноценной аварийно-диспетчерской службы. Да, за последнее время было принято очень много нормативных документов, которые определили, кто и за что отвечает, какие-то документы в части «аварийки» были отменены, остались только отраслевые стандарты. Но если говорить о нас, то у нас есть стандарт по аварийному обслуживанию, который для нас разрабатывала вышестоящая организация — «Газпром». У этих же контор нет ничего, кроме ключа и слесаря, который сегодня бегает по домам, а завтра — нет.

— Скажите, а нет ли желания вместо того, чтобы воевать с конкурентами просто их приручить, наладить взаимовыгодное сотрудничество, чтобы всем было хорошо?

— Взаимоотношениями с этими компаниями я занимаюсь на законодательной основе. Через ФАС. А чтобы они на нас работали — этого нам не нужно. У нас есть свои люди, которые могут работать. Вот мы, к примеру, обратились в УФАС на компанию Смекалова (череповецкое ООО «ГазСервис», прим. ред) с жалобой на ненадлежащее оказание услуги. Из-за того, что он везде рекламировал наш телефон, как свой. Человек получал доходы, но оказать полноценно услугу он не мог. Причём знал это, ставил во всех договорах наш телефон. Сейчас антимонопольное ведомство разбирается, что с этим делать. Сегодня эти частные компании есть, завтра их нет; за то, что они сделали, отвечать потом будет просто некому. А то, что раньше называлось облгазом, существовало всегда, уже больше полувека мы присутствуем в регионах.

— Зачем было убирать из газового тарифа составляющую за обслуживание ВДГО? С этого же всё, в общем, и началось...

— Я хорошо помню, когда в последний раз в тарифе были заложены затраты на обслуживание и ремонт ВДГО — март 2013 года. После 1-2 квартала того года у всех эту графу убрали. Такой была политика на снижение тарифов. В разных регионах это привело к разным последствиям. Мы тогда у себя «ВГДОшников» сократили вовсе: нет тарифа — нет дохода. Потом все опять начали планово набирать людей. Потом в 2013 году было принято 410 постановление Правительства РФ, которое разделило газовое имущество на общее и индивидуальное...

— И люди до сих пор не могут понять, что они собственники и чего собственники...

— О том и речь. К сожалению, до сих пор так. Но, раз государство принимает законы, все должны их исполнять и понимать.

— Нет желания вернуться к тому, что было раньше — к обслуживанию ВДГО в составе общего газового тарифа?

— Мониторим все, что происходит в регионах. Многие сейчас выходят с инициативами на законодательный уровень. Но всё равно нужно решение собственников, они должны определиться, как мы управляем своим имуществом. Если через УК, то тогда она может управлять и общим, и индивидуальным имуществом. Есть и желание вернуть всё в тарифы ЖКХ, как это было раньше. Но это не везде. По закону мы не можем никому ничего навязать. А мнения могут быть разные, я согласна. Что касается нас, то мы здесь в Вологде очень активно и с УК встречаемся, и с физическими лицами: стараемся пояснить народу, кто мы, что мы, что это не просто сбор денег, как многие думают. «Постучался в дверь газовик — всё, попала на деньги».

— Состояние бытового газового оборудования — это серьёзная проблема?

— Проблема есть. Когда мы проводим техобслуживание, обязательно выдаем акт. И если оборудование невозможно в дальнейшем эксплуатировать, мы просто останавливаем подачу газа. Было несколько таких случаев, но немного, потому что даже старая плита все же работает. К сожалению, не все открывают нам дверь. Кто-то боится, кто-то не хочет. Процент попадания в квартиры порядка 20-30% от заключенных договоров. А их у нас в области заключено 69% на прошлый год по индивидуальному и 60% — по общему газовому имуществу. Вот и считайте...

— Два последних вопроса: какую проблему считаете самой острой и, что удалось сделать за то время, что вы работаете в Вологде?

— Думаю, острая, но не самая великая проблема — с конкурентами. Ее нельзя решить сразу, но хочется поскорее. А что удалось... Удалось сформировать коллектив. Служба клиентского сервиса за год очень выросла профессионально. Если раньше это была канцелярия, которая просто принимала заявки и отдавала их в другие подразделения, то теперь это больше похоже на коллектив, который может ответить на вопросы клиентов, помочь им в решении проблемы.

Беседовал Сергей Авдеев
«РМ» — СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.