День металлурга — туда и обратно

Нынешний профессиональный праздник стал для череповецких металлургов своеобразным рубежом и поводом для подведения итогов. Завершен 10-летний поход Алексея Мордашова «за три моря» — за званием для «Северстали» одной из крупнейших мировых компаний. Прошедшие 10 лет показали: ставка на глобализацию себя не оправдала. Фактически Северсталь вновь превращается в сугубо российскую компанию. Но очень эффективную, с большим международным опытом.

Все произошло почти по Толкиену, водившему своего хоббита Бильбо Беггинса по Средиземью — туда и обратно. 10 лет назад ведомая Алексеем Мордашовым «Северсталь» тоже отправилась завоевывать мировой рынок, купив первый актив в США. А на прошлой неделе компания завершила свое путешествие, объявив о продаже двух последних оставшихся у нее в этой стране заводов. Сделка должна состояться до конца года, «после выполнения ряда стандартных условий, в том числе, после окончания „периода ожидания“ в соответствии с антимонопольным законодательством США».

В пресс-релизе компании приводится заявление Алексея Мордашова о том, что «продажа заводов „Северсталь Коламбус“ и „Северсталь Дирборн“ демонстрирует нацеленность компании „Северсталь“ на максимизацию стоимости для акционеров». Акционеры должны быть довольны сделкой, позволяющей компании сократить свою задолженность. Кроме того, международное рейтинговое агентство Moodys допускает, что после продажи американских активов «Северсталь» может выплатить спецдивиденды до $1,4 млрд.

Вероятно, все это так. Но еще больше она демонстрирует изменение стратегии развития металлургического бизнеса. Три года назад компания объявила о намерении к 2015 году войти в мировые топ-5 по EBITDA (прибыль до вычета расходов по процентам, уплаты налогов и амортизационных отчислений), не наращивать долг и делать покупки «расчетливо и осторожно». Осенью прошлого года Алексей Мордашов заявил, что «Северсталь» должна иметь низкозатратные активы, операционная эффективность которых должна быть на уровне 20% EBITDA, а долговая нагрузка — 1,5 EBITDA или ниже. В 2011 году «Северсталь» уже продала три сталелитейных завода в США из-за снижения спроса и цен на металлургическую продукцию. На прошлой неделе компания объявила еще и о продаже PBS Coals — производителя коксующегося угля, расположенного в штате Пенсильвания, США. Покупателем выступила канадская Corsa Coal. Ожидается, что сделка по продаже PBS Coals общей стоимостью $140 млн будет закрыта к середине августа 2014 года после выполнения ряда предварительных условий. «Северсталь» приобрела PBS Coals в 2008 году за $876 млн. Несмотря на существенную сумму возможной сделки, «Северсталь» будет уходить из США с потерями. Ведь на скупку и модернизацию активов здесь она потратила около $4,5 млрд, сообщил Bloomberg сотрудник крупной металлургической компании. Но в совокупности за 10 лет убытки от них превысили $200 млн.

Кстати, бегство с американского рынка становится новым для российских металлургов трендом. Evraz думает над судьбой части своих активов в Америке, расстаться с угольным предприятием Bluestone намерен и Мечел, чтобы хотя бы частично погасить огромный долг ($8,3 млрд). А все потому, как уверяют аналитики, что рынок США бесперспективен для металлургов. «Металлургические компании на американском рынке не имеют возможности для сокращения себестоимости своей продукции, следовательно, рентабельность в отрасли будет только снижаться», — приводит «Эксперт» оценку аналитика инвестиционной компании «Велес Капитал» Айрата Халикова.

Для «Северстали» и ее основного владельца это было славное десятилетие больших впечатлений, надежд и неудовлетворенных амбиций. Мордашов знакомился с американскими предпринимателями и промышленниками, работал с заводами Ford Motor Company и даже встречался с президентом США (Джорджем Бушем-младшим в составе делегации под руководством Виктора Христенко в 2005 г.).

Но всему наступает конец. Сегодня пришло время оставить планы внешней экспансии и терпеливо выращивать внутреннюю эффективность в ожидании лучших времен. Планомерный рост стоимости компании тоже лучше спекулятивных скачков, имевших место в последнее десятилетии, когда стоимость «Северстали» взлетала с $4 млрд в начале 2004 г. до $28 млрд в 2008 г. и снова вниз и немного назад — до $7,4 млрд сейчас.

Можно ли сказать, что для компании это было потерянное десятилетие? Пожалуй, нет. Просто за все нужно платить. За это время у «Северстали» появился еще один эффективный — золотодобывающий бизнес (Nord Gold), она получила бесценный опыт сделок (из-за его отсутствия как раз и развалилась приснопамятная сделка с Arcelor) и работы на внешних рынках, а также доступ к новым технологиям.

Трудно сказать, что будет дальше. Возможно, за праздничной суетой, царившей в Череповце, в последние недели, мы просто не заметили, как одна бизнес-глава в истории «Северстали» плавно сменила другую...

Илья Неведомский
«РМ»
28.07.2014
Фото: РИА НОВОСТИ

«Сегодня жизнь его решается...»

Банки-кредиторы поставили владельцу «Мечела» Игорю Зюзину ультиматум: он соглашается на конвертацию долга в акции или банки банкротят «Мечел». Бизнесмен должен ответить сегодня.

В минувшую пятницу представители банков-кредиторов и самого «Мечела» обсуждали судьбу компании, рассказали «Ведомостям» два сотрудника банков-кредиторов. Еще трое собеседников «Ведомостей», близких к кредиторам «Мечела», добавили, что по итогам встречи владельцу «Мечела» Игорю Зюзину предъявлен ультиматум: он соглашается на конвертацию долга в акции (в таком случае его доля в «Мечеле» снизится с 67,42 до 5%) и отходит от управления «Мечелом» или компания будет подвергнута банкротству.

Банкиры и чиновники активно обсуждают вопрос о долгах «Мечела» с мая. Чистый долг «Мечела» на середину мая — $8,3 млрд. Основным до недавнего времени считался вариант, при котором Газпромбанк, Сбербанк и ВТБ дадут ВЭБу 180 млрд руб., а тот выкупит конвертируемые облигации «Мечела». Но председатель ВЭБа Владимир Дмитриев в начале июля объявил, что менеджмент банка помогать «Мечелу» не хочет, так как все варианты реструктуризации убыточны.

Ситуация осложнилась и тем, что некоторые кредиторы не сформировали резервов под долги «Мечела». Таким образом, при банкротстве компании им самим понадобится докапитализация, а это нежелательно, говорил в минувшую среду помощник президента России по экономике Андрей Белоусов.

Если Зюзин согласится конвертировать долги в акции, и его доля при этом размоется до 5%, то для этого количество обыкновенных акций у «Мечела» должно вырасти в 13 раз — с 416,2 млн до 5,6 млрд, подсчитал аналитик RMG Securities Андрей Третельников. Исходя из котировок на Московской бирже за дополнительные акции банки-кредиторы могут списать $5,77 млрд, полагает эксперт. Это позволит компании снизить уровень чистого долга до $2,5 млрд, а процентные платежи по кредитам — с $743 млн до $250 млн в год.

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.