Un bambino vero. Вторая сторона запиленной пластинки — в проекте Первого «Ciao, 2021»

Команда Ивана Урганта для подведения итогов за два года освоила новый эзопов язык, адекватный происходящему в стране. Этот язык оказался итальянским. А формой — эстрадный концерт в стиле ретро…

Фото: youtube.com

В прошлом январе шоу-пародия команды «Вечернего Урганта» на популярные в 80-е годы в СССР концерты итальянской эстрады зашло россиянам что называется «на ура». В радостном шоке оказались не только отечественные телезрители — «природные» итальянцы тоже быстро оценили российский «гипертрэш», который с любовью рассказывал о «ностальгии целого поколения россиян», выросших на песнях Аль Бано и Ромины, «Рикки и Повери», Тото Кутуньо и Адриано Челентано. Звучащее на «макаронном» (плохом, пародийном) итальянском, подчеркнуто сатирическое шоу сразу стало культовым в Италии. Во всяком случае, так об этом писала итальянская пресса.

Между тем сам Иван признавался накануне той премьеры, что «итальянское» шоу делалось во многом от безысходности: «Было ощущение какого-то творческого кризиса». В общем, идея «Сiao, 2020» появилась как реакция на хаотичный 2020 год, в том числе пандемию и закрытие границ. Однако шоу набрало 11 миллионов просмотров, став хитом как в России, так и в Италии. А Иван Ургант получил от посла орден Звезды Италии степени кавалера.

После этого продолжение было ожидаемо: во-первых, 2021 год оказался ещё хуже 2020 — он стал не менее хаотичным, но ещё и более жёстким в части реакции властей на коронавирус и своих политических оппонентов; во-вторых, успех начала провоцировал своё развитие.

Другое дело, что мы думали — развитие пойдёт в сторону большего интернационализма и улыбнётся по поводу музыкальной культуры других стран. В конце концов, в Советском Союзе была популярна не только итальянская, но и, к примеру, французская эстрада. А выходившая каждый год за полночь музыкальная программы (которую вся страна тут же записывала на магнитофоны) и вовсе называлась «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады».

Но команда Первого выбрала самый простой (и, возможно, безопасный) вариант — продолжение уже пройденного. «Мы поняли, что мы недосказали то, что хотели в прошлом году, — говорилось в анонсе телеканала. — У пластинки, которая символизирует эпоху 80-х, когда все слушали итальянскую эстраду, две стороны. И это тот случай, когда пластинку хочется не сменить, а перевернуть. Мы снова переместимся в Италию, но к нам придут совершенно другие артисты, не будет никого из тех, кто пел год назад. В общем, мы будем продолжать проверять на прочность терпение итальянского и российского зрителя».

Забегая вперёд, скажем: результат получился неоднозначным. С одной стороны, найденная и комфортная для исполнителей форма, позволила наполнить её сравнительно актуальным содержанием, которого было не так много в прошлогоднем выпуске. Можно отметить, например, эхо, пусть и очень слабое, темы соцсетей и блогинга, ставшей одной из самых горячих в минувшем году. Правда в новом «Ciao» её раскрытие ограничилось появлением в кадре реального блогера Wylsacom (Валентин Петухов), представшего в роли «главного специалиста в современной технике», который с помощью ретро-компьютера «проанализировал» вкусы зрителей и распечатал на матричном принтере фото солиста группы Maneskin — итальянских победителей последнего «Евровидения». А на сцене появилась его «российская версия» — Валерий Леонтьев.

Была затронута в шоу и «скользкая» для современной России «новая этика». Причём, сразу с двух сторон. Сначала «Аллегра», персонаж соведущей шоу в исполнении Аллы Михеевой, в полном соответствии с набирающими вес на Западе новыми этическими принципами восстала против сексуальных домогательств и харассмента после того, как Иван Ургант назвал её «наисексуальнейшей» «принцессой секса».

Михеева крикнула «Хватит» и заявила: «Мне надоело, что вы объективизируете моё тело. Сейчас 21 век. Ваши комплименты можно расценивать как домогательства».

Но отечественная «соль» шутки была не в этом, а в том, что после того, как Ургант, Гудков и Хрусталёв стали извиняться, Михеева тут же сняла напряжение: «Что с вами, я пошутила!» — объяснила она и добавила то ли для партнёров по шоу, то ли для не особо понятливых телезрителей: «Мы же в Италии. Делайте, что хотите!». После этого Михеевой подарили цветы со словами: «Как же ты нас напугала».

Ну, а, с другой стороны, в шоу появился персонаж «настоящего итальянского мачо», которого сыграла Манижа — участница последнего «Евровидения» от России. И весь юмор этого перевоплощения заключался в том, что «сердцееда-мужчину», пытавшегося соблазнить едва ли не всех персонажей женского пола, включая и всё ту же Аллу Михееву, сыграла певица, воплощавшая на сцене европейского музыкального конкурса суровый отечественный феминизм, да ещё и с явным национальным акцентом.

Не был обойдён в «Ciao, 2021» и самый популярный сериал года «Игра в кальмара», который родном Отечестве, кажется, толком никто не понял. Вот и новогоднее шоу отреагировало на него танцевальной пародией на испытание «Красный свет, зелёный свет» с участием российской певицы корейского происхождения Аниты Цой... Прямо скажем, так себе пародия...

На самом деле в шоу, удлинившемся минут на двадцать с лишним, было много явно проходных эпизодов, местами чисто тусовочных, так сказать, «местечковых», в потому мало понятных широкой аудитории. Типа шутки с переозвучкой трейлера фильма «Дом Gucci», который в версии «Вечернего Урганта» стал «Домом Агуччи» — Леонида Агутина и Анжелики Варум. Героиня Леди Гаги крестится не словами «Во имя отца, сына и Дома Gucci», а «Хоп-хей-лала-лей».

Зато неожиданным, но совершенно закономерным и даже по-своему эпичным получился финал «Ciao, 2021» — с участием главного медиа-персонажа ушедшего года российского президента Владимира Владимировича Путина. Человека, усилиями которого не шоу, а целая страна и не на телеэкране, а в реальности возвращается в глубокое «ретро» тридцатилетней давности.

Анимированный двойник Путина с характерными интонациями, хотя и по-итальянски поздравил с Новым Годом жителей далёкой Италии: «Год был очень непростым. Но трудности, с которыми мы столкнулись, только сплотили нас. У нас большая, прекрасная страна. И если мы захотим что-то сделать, мы это сделаем...» И это, пожалуй, был самый сильный фрагмент всего шоу, кажется, сумевшего освоить новый эзопов язык, адекватный происходящему в стране в год, который в равной степени можно было бы назвать и «Годом блогера», и «Годом ковида», и «Годом иноагента», и «Годом хрупкости» всего и вся, и «Годом усталости»...

А gruppo preferito мультяшного президента — группа «Любэ», переодетая в форму итальянских военных — поставила жирную точку исполнением canzoni italiane на мотив «Рассея — от Волги до Енисея».

И всё-таки, как показалось, «пластинку» лучше было бы сменить, а не переворачивать...

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.