Притормозить «печенегов и половцев». Ожидающийся ноябрьский локдаун не даст ощутимого снижения заболеваемости коронавирусом

Это лишь попытка сдержать обвальное развитие эпидемиологического процесса.

Фото: pixabay.com

С инициативой введения «нерабочих дней» (понятия, которого, кстати, до сих пор нет в Трудовом кодексе) «на всей территории России с 30 октября 2021 года по 7 ноября 2021 года включительно» накануне выступила вице-премьер Татьяны Голиковой. Она же предложила регионам с наиболее сложной эпидобстановкой ввести «нерабочие дни» уже с ближайшей субботы, 23 октября.

Можно предположить, что «последней каплей» для того, чтобы внести предложение о фактическом локдауне, стала информация о том, что 19 октября коронавирус в России поставил очередной рекорд: за сутки к 19 октября умерли 1015 человек. Число зарегистрированных новых случаев за сутки незначительно отошло от максимумов — 33 740. Стремительно набирающая крутизну кривая заболеваемости и смертности заставляет Голикову забыть о собственном заявлении РИА «Новости» от 1 октября: «Власти не планируют объявлять в стране локдаун».

Впрочем, в отличие от первого прошлогоднего локдауна, когда Владимир Путин заговорил о пандемии, как о нашествии «печенегов и половцев», последующие карантины вводились в «облегчённом» режиме и приурочивались к праздникам. В последний раз нерабочие дни из-за ситуации с COVID-19 вводили на майские праздники — они продлились с 1 по 10 мая. Тогда к выходным добавилось четыре дня — с 4 по 7 мая. Анны Поповой объясняла тогда, что в этом случае гражданам не придется несколько раз выезжать за город и возвращаться обратно в общественном транспорте.

Нынешний режим нерабочих дней будет аналогичен майскому, сообщил РБК федеральный чиновник. Напомним, тогда Минтруд разрешал продолжать работу сотрудникам организаций, работающим дистанционно. Работодатели должны были сами определить, сколько человек нужно выводить на работу физически, и издать приказ. Для продовольственных магазинов, аптек и предприятий непрерывного цикла действовала та же схема — им нужно приказом оформить выход рабочих смен.

В организациях, где нет производства в нерабочие дни, работодатель оформлял выход на работу лишь сотрудников, отвечающих за соблюдение основных норм законодательства, — в частности, промышленной и транспортной безопасности.

При этом работодатели были вправе с согласия работников продолжать работу в обычном режиме с ее оплатой в одинарном размере. О том, что предприятия не должны снижать зарплату в связи с нерабочими днями и обязаны выплатить ее сотрудникам в полном объеме, указывала весной Голикова. В то же время, согласно разъяснениям Минтруда, работодатели могли установить повышенную оплату труда.

Во время нерабочих дней в мае Минобрнауки рекомендовало вузам перейти на удаленный формат работы, а Минпросвещения советовало школам уйти на дополнительные каникулы. Школы еще до предложения Голиковой начали увеличивать осенние каникулы — так, в ЯНАО, Чувашии, Курской и Ивановской областях уже объявили о продлении каникул до двух недель. РБК направил запросы в Минпросвещения и Минобрнауки.

По отзывам представителей бизнеса, гораздо больший ущерб наносят не нерабочие дни, а другие ограничения, вводимые из-за ковида, например, сокращение численности посетителей массовых мероприятий, заведений общепита, введение QR-кодов и т.п.

У инфекционистов есть своё объяснение необходимости введения локдаунов, даже локальных.

Так в комментарии «Коммерсанту» кандидат медицинских наук Илья Акинфиев отмечает, что с начала пандемии показателем необходимости вводить новые ограничения считается именно загруженность коечного фонда (порядка 93% по России, по данным Минздрава). В ряде регионов его резервы близки к исчерпанию. Однако, по мнению Акинфеева, краткосрочные ковидные «каникулы» едва ли помогут остановить новые заражения, но способны «притормозить процесс», растянуть его во времени и снизить таким образом нагрузку на систему здравоохранения.

Между тем, основываясь на темпах заболеваемости и вакцинации в России, эксперты делают предположение, что реальный спад пандемии в стране может наступить примерно через шесть месяцев. Когда в популяции практически не останется людей, которые либо не переболели, либо не вакцинированы, можно будет говорить о завершении «первого большого этапа пандемии».

Предполагается, что новый локдаун будет способствовать росту темпов вакцинации населения. С этим спорят в Компании развития общественных связей (КРОС), подготовившей очередной «Национальный индекс тревожностей». Из исследования следует, что главными фобиями россиян продолжают оставаться обязательная вакцинация и новая волна коронавируса. Их наши сограждане опасаются больше, чем регулирования интернета и резонансных преступлений.

«Тревожность в связи с вакцинацией вновь опережает опасения по поводу самого коронавируса. По всей видимости, граждане по-прежнему не доверяют вакцинам», — поясняет директор по аналитике КРОС Андрей Лебедев.

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.