«Пуще всех печалей». Несколько добрых слов о нежных привязанностях российской власти

Проблема не в том, что российская власть избирательна в своих нежных привязанностях, а в том, что она обычно в них крайне ненадёжна. Поэтому почти любой, кто связывает с ней свой бизнес или карьеру, рискует быть отвергнутым при малейшем поводе и безо всякого сожаления.

Фото: kremlin.ru

На минувшей неделе уже порядком поднадоевшая тема обиженных судьями гимнасток Авериных, попавших под персональную защиту Ирины Винер-Усмановой и Алины Кабаевой, получила продолжение. Засуженных в Токио и обласканных на родине сестёр задел ещё один гимнаст — не потенциально возможный, а реальный олимпийский чемпион Токио по спортивной гимнастике Артур Далалоян. Он позволил себе усомниться в справедливости получения сёстрами Авериными таких же знаков внимания от государства, какие положены чемпионам и призёрам Игр.

Напомним, что Дина Аверина, завоевавшая серебро в соревнованиях по художественной гимнастике на Олимпиаде-2020 в Токио, получила BMW X5, полагающуюся олимпийским чемпионам, а Арина Аверина, ставшая четвёртой, — BMW X3 — на уровне призёров Олимпиады.

«Вам честно ответить? Или слукавить? Безусловно, у всех это вызвало бурное... Ладно, не буду говорить за всех. Скажу за себя. Моя первая реакция — лёгкое непонимание. С одной стороны, девочки заслужили то, что получили.

А с другой, это не совсем справедливо по отношению к тем спортсменам, которые на Олимпиаде по каким-то причинам — из-за невезения, травм или спорного судейства — в призёры не попали, но остались незамеченными. В отличие от Авериных», — приводит слова Далалояна «Спорт-экспресс».

Но даже такое, со всех сторон обложенное извинительными оговорками, сомнение вызвало гневную отповедь г-жи Винер, которая в выражениях стесняться не стала:

«В России слишком много идиотов. Я не хочу высказываться о речи одного из них. Если президент считает, что подарить Дине Авериной машину — справедливо, то почему кто-то с этим спорит?» — цитирует Винер-Усманову Sport24.

Между тем в случае с Авериными мы имеем дело с настоящим прецедентом — никогда ещё в российской истории спортсмены, не завоёвывавшие олимпийского золота, не поощрялись на уровне чемпионов. Причём, вне зависимости от причин и обстоятельств, которые помешали им добраться до заветного пьедестала. Никогда: ни при президенте Ельцине, ни при президенте Медведеве, ни при прежних сроках президента Путина.

Но в этот раз, видимо, что-то изменилось и в самом президенте, и в его окружении. При этом люди из этого окружения теперь требуют считать прихоти главы государства правилом, не терпящим ни сомнений, ни обсуждений.

Впрочем, умиляясь щедрым подаркам Авериных или радуясь новому ордену вместе с другом президента виолончелистом Ролдугиным, не будем забывать, что российская власть обычно крайне ненадёжна в своих нежных привязанностях, и любой, кто связывает с ней свой бизнес или карьеру, рискует быть отвергнутым и растоптанным при малейшем поводе и безо всякого сожаления.

Свежие примеры только что нам представили арестованный за госизмену основатель Group-IB Илья Сачков, которого менее чем три года назад президент Путин лично поздравлял с победой в номинации «Инновационный прорыв» премии «Немалый бизнес». И сбежавшая от ареста вице-президент Сбербанка Марина Ракова, в недавнем прошлом замминистра просвещения и идеолог развития сети детских технопарков «Кванториум», которые нынешний вице-премьер Андрей Белоусов сравнивал с проектом присоединения Крыма...

Пожалуй, они теперь по-настоящему способны оценить древнюю грибоедовскую мудрость: «Минуй нас пуще всех печалей / И барский гнев, и барская любовь».

Между прочим, вся эта офшорная шумиха, возникшая вдруг вокруг «Архива Пандоры», обнародованного Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ), — имеет самое прямое отношение к представителям отечественных властей, их партнёрам и фаворитам. Это замечательная, как отмечает телеграм-канал «Деньги и песец», особенность российской офшорной оптимизации «по-русски»: хозяева России идут в офшоры потому, что боятся друг друга и друг другу не верят.

Всё почти, как в сериале «Место встречи изменить нельзя», где мент под прикрытием Володя Шарапов кричит Горбатому: «Сберкнижку мне! В ней вся моя надежда, что не зарежете вы меня потом — деньги то с моей сберкнижки вам не выдадут!!.

Сегодня для российских элит офшор — это своеобразный аналог сберкнижки: случись что с тобой, деньги оттуда друзьям не выдадут... Вот и получается, что при всей «барской любви» только офшор — хоть какая-то гарантия от «барского гнева». Причём, часто гарантия даже не собственности, а самой жизни...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.