Детство кончилось. Кому нужна Олимпиада в Токио?

Наверное, ни одни Олимпийские игры нового времени не были окружены таким ореолом пессимизма, как «опоздавшие» на год Игры в Токио-2020. Даже завершившийся накануне европейский футбольный чемпионат, тоже перенесённый на год из-за пандемии, публика и специалисты восприняли куда более позитивно. В чём причины такого отношения к «главному спортивному событию четырёхлетия», как принято называть олимпиады?

Фото: smartik.ru

Олимпиада — кризис идентичности

Одну причину здесь назвать не просто трудно, но, пожалуй, невозможно. Но, наверное, следует упомянуть для начала тот факт, что современные ОИ, как общественное явление и как бизнес-проект находятся в глубоком кризисе. Специализирующиеся на теме аналитики много писали об этом. О том, что новые поколения теряют интерес к Играм, теряющим в их глазах в зрелищности и уступая по части шоу тем же футбольным чемпионатам или игровым первенствам по хоккею, бейсболу, баскетболу и американскому футболу, разыгрываемым в Соединённых Штатах.

Потеря зрительского интереса чревата ударом по экономическим основаниям Олимпиад, превратившихся в большой бизнес-проект, который не просто даёт заработать спортсменам и функционерам, но и подсадил на иглу финансового допинга многочисленные федерации. Для них отмена Игр стала бы настоящей катастрофой.

Но финансовые проблемы — это ещё не вся беда ОИ. В последнее время всё больший вес набирают проблемы ментального и политического характера. Руководство движением вынуждено было не только признать актуальность таких вещей, определяющих многое в сегодняшней мировой системе ценностей, как права меньшинств (включая сексуальные), новая этика и культура отмены, но и принять их, в той или иной степени включив в саму ткань ОИ. Начиная с токийских Игр, спортсменам разрешено выражать свои политические убеждения, а олимпийский девиз из аполитичной, расковывающей спортивную инициативу атлетов триады «Быстрее, выше, сильнее!» трансформирован в подчёркивающий всеобщую созависимость лозунг «Быстрее, выше, сильнее, вместе».

На родоначальника современных ОИ Пьера де Кубертена, уже неоднократно перевернувшегося в гробу, сегодня мало кто обращает внимание. Так же, как и на его идеи, сформулированные в начале прошлого века и положенные в основание Игр.

Стремление человека, напуганного Франко-прусской войной 1870–1871, желавшего преодолеть национальный эгоизм и внести вклад в борьбу за мир и международное взаимопонимание, не вынесло испытание временем. Кубертен, создавая свой внеполитичный и антивоенный заповедник, и представить себе не мог, какие страшные испытания уготованы миру и его детищу.

После двух жестоких мировых войн ОИ выжили только благодаря тому, что нарушили главный завет Кубертена и всё-таки стали безопасным способом выяснения отношений между государствами. А результаты странового медального зачёта постепенно превратились в главный итог Игр...

О спорт, ты — война!

Именно государственные национальные амбиции, по сути, являются вторым главным движителем ОИ после финансовых соображений. В какой-то момент они даже выходили на первое место, когда на пике было большое геополитическое противостояние между СССР и США со своими союзниками. То самое противостояние, которое достигло своего апогея в 1980-е годы, когда каждая из сторон одержала по одной победе благодаря тому, что другая сторона бойкотировала Игры.

В десятых годах нового тысячелетия геополитика в спорте приняла новое — антидопинговое измерение. То, что международное антидопинговое агентство было использовано в качестве оружия против России и российского спорта, не вызывает сомнения. Аналитики расходятся лишь в указании причин нового противостояния, проявившегося после сочинской Олимпиады. Призванные стать триумфом отечественного спорта и самой страны «вставшей с колен» после «лихих 90-х», Игры в Сочи останутся в истории страны и её спорта одной из самых позорных страниц.

Что же касается подоплёки печальных событий, почти на десятилетие лишивших Россию права выступать на международных соревнованиях и тех же ОИ без флага и гимна, то в столкновении двух версий: о неизбывном международном антирусском заговоре, возродившемся как раз после «вставания с колен» и слишком наглой попытке отечественного руководства занять место получше в новом глобальном, едино-капиталистическом мире, — более убедительным выглядит именно второй вариант.

В его пользу свидетельствует и реакция руководства страны на то, как Россию сегодня теснят на спортивном фронте. Сформулировать её можно одним словом: равнодушие. Впрочем, с лёгким налётом раздражения, которое проявляется по поводу совсем уж откровенных спортивных провалов (типа поражения сборной России на футбольном Евро-2020) или спортивных чиновников, которые не могут за себя постоять.

Спорт ушёл даже из официальной российской пропаганды, которая сейчас переключилась на более безопасную сегодня военную тематику. Именно здесь сегодня можно вполне безопасно провоцировать кого-нибудь, или гневно «отвечать на провокации», осознавая прекрасно, что вряд ли глобальная элита подвергнет ракетному обстрелу страну, в которой её представителям удобно зарабатывать...

А так сборная «Олимпийского комитета России» без флага и гимна оказалась стране не очень нужна. Причём не только высшему руководству — накануне Игр в Токио ВЦИОМ неожиданно выяснил, что большинство россиян не знают имени ни одного отечественного спортсмена, который в этом году будет выступать на Олимпиаде. "Абсолютное большинство россиян (97%) не знают имени ни одного российского спортсмена, который будет выступать на летних Олимпийских играх под нейтральным флагом, 1% назвали трехкратную чемпионку мира по прыжкам в высоту Марию Ласицкене«,— говорится в сообщении ВЦИОМа.

Немыслимые вещи для времён моего детства и отрочества, которые пришлись на олимпиады в Монреале (1976) и Москве (1980). Тогда мы были юны, наивны и главное — верили в то, что будущее будет прекрасно. Но, видимо, детство — не только наше, — давно кончилось...

Прогноз благоприятный

Но главная проблема, стартовавшей в Японии Олимпиады, — пандемия коронавируса. Именно в ней, пожалуй, следует искать причину той вялой реакции, которой отреагировал на ОИ практически весь мир. Это проявление той общей и индивидуальной ковид-апатии, которую сегодня массово диагностируют психологи и психиатры.

Её исток лежит вовсе не индивидуальном опыте перенесённого заболевания, и даже не в тех трудностях, с которыми вынуждены столкнуться из-за пандемии отдельные люди и целые семьи. Дело в общем уровне неопределённости, резко повысившийся в последнее время, когда вдруг стало понятно, что любая кажущаяся стабильность может быть нарушена в любой отдельно взятый момент и человек, семья (даже в развитых и богатых странах) мгновенно оказывается пешкой в игре не совсем понятно каких сил, и жизнь отдельного человека мгновенно и радикально меняется не его собственными усилиями, как нас убеждали последние сто с лишним лет, а по непонятной и часто очевидно иррациональной внешней причине. При этом ни у кого, от рядовых граждан до экспертов и правителей, нет никакого четкого понимания градиента и вектора (и даже причин и истоков) происходящего, есть только мнения и гипотезы, которые очевидно для всех противоречат друг другу. Непонятна завтрашняя судьба моя, моей семьи, города, страны, человечества, планеты. В таких условиях личность становится не то, чтобы равнодушной — скорее это можно назвать режимом «энергосбережения», сберегающего ресурсы организма (физические и психические) — они могут пригодиться в любой момент, для выживания при каком-то очередном витке внезапных изменений.

Первыми такую реакцию на свои же, причём долгожданные ОИ продемонстрировали сами японцы. Осторожные, консервативные, больше всего думающие о безопасности жители островного государства оказались хорошей мишенью для этой самой ковид-апатии.

Которая начала передаваться остальному миру, начиная со странной, сюрреалистичной, пугающе-безлюдной церемонии открытия Олимпиады.

Но, знаете, с каждым днём Игр настроение улучшается. Спортсмены — молодые, здоровые, оптимистичные люди соревнуются, отдавая силы и эмоции победе и одновременно нам с вами — восполняя наши ресурсы и убеждая в нормальности происходящего порядка вещей. В том, что общий прогноз на будущее в общем благоприятный: все эпидемии в истории человечества однозначно заканчивались. Рано или поздно.

В этом смысле у нынешней Олимпиады может оказаться огромный терапевтический эффект. Особенно, если Японии удастся показать пример безопасного проведения международных соревнований даже в условиях пандемии. И я почти уверен, что японцы воспользуются этой возможностью.

Сергей Бесков
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.