Палка Большунова. Почему так трагически завершился мировой лыжный чемпионат для российского максималиста

Пожалуй, главный ответ: сегодня максимализм не самое лучшее качество для представителей России — страна к этому не готова.

Фото: Reuters

И не только в спорте. Сегодня главная доминанта поведения граждан страны — не высовываться и не брать на себя слишком много. А ещё заниматься делами, не особенно нагружая своими проблемами государство. Всё выходящее за такие усреднённые пределы уже может вызвать подозрение у властей, ставших в последнее время очень нервными.

На подобном фоне любой подвиг, рассматриваемый в прямом смысле этого слова (то есть, как «доблестное действие; героический поступок, совершённый в трудных условиях; форма выражения подвижничества, действие, результатом которого является большая социально-экономическая или военная польза, осуществленный чаще всего с риском для жизни подвижника»), скорее вызывает растерянность (в лучшем случае) или раздражение (чаще всего). Происходит это оттого, что всякий подвиг в наших условиях зацикленности на своекорыстных интересах, которые у власти — свои, а у народа — свои, высвечивает неизбежно возникающие от такой разобщённости зияющие провалы во всех областях жизни: от космоса до спорта.

Про космос говорить не будем, а вот спорт сегодняшнего дня навёл-таки на грустные размышления. В последний день чемпионата мира в немецком Оберстдорфе с российским лыжником Александром Большуновым случилась настоящая трагедия.

Многие любопытные россияне, которые в праздный предпраздничный день включили телевизионный канал «Матч», могли наблюдать драматическое завершение длившейся больше двух часов телевизионной трансляции марафонской лыжной гонки на дистанции 50 км. Гонка должна была увенчать собой всё первенство, принеся победителю, помимо золотой медали, ещё и неформальный титул «лыжного короля». Среди претендентов на него было немало достойных спортсменов из разных стран. Но главными считались норвежские лыжники во главе со своим лидером Йоханнесом Клебо и россиянин Александр Большунов.

И в конце безумно длинной и мучительной дистанции именно они и сошлись (в буквальном смысле) в последнем повороте: норвежец, пропустивший на доли секунды Большунова впереди себя по большому радиусу, попытался всё-таки протиснуться в узкую щёлку, остававшуюся между лыжнёй и ограждением трассы. Итогом стало столкновение, в котором Александр сломал палку, а вместе с ней потерял шансы не только на золото, но и на серебро — бороться с соперниками с одной палкой просто невозможно.

Потом были бесконечно долгие минуты, во время которых судьи пытались принять верное решение. Сначала они сделали вид, что на лыжне не произошло ничего чрезвычайного и результаты финиша должны быть оставлены без изменений: Клебо — первый, Эмиль Иверсен — ещё один норвежец — второй, Большунов — третий.

Затем, после того как российская сторона подала-таки протест, жюри приняло решение дисквалифицировать Клебо, вольно или невольно, но нарушившего правила. Но при этом золото досталось не Большунову, а Иверсену, который при нормальном развитии событий на лыжне должен был довольствоваться бронзой.

На самого Александра Большунова и его залитое слезами каменное лицо в это время было страшно смотреть. Наверное, если в мире существует высшая справедливость, то должна существовать (для симметрии) и высшая несправедливость. Именно она и была явлена в этот день безусловному лучшему лыжнику России. И смириться с ней Александр не смог. Он всё-таки пришёл на церемонию награждения, но серебряную медаль на себя так и не надел — стоял на пьедестале, понурив голову и держа награду в руке.

Комментаторы ещё скажут (да, уже говорят), что это был лучший чемпионат для российских лыжников, завоевавших здесь медали. А Большунов и вовсе впервые стал здесь чемпионом мира. Но вот самому Александру, как и положено настоящему максималисту, этого было мало.

Он не смог простить ни себе, ни партнёрам по команде упущенные первые места в остальных гонках, даже если в двух их них были привезены серебряные медали.

От инцидента в финишном створе марафона, кстати говоря, можно было ждать любого исхода. В том числе дисквалификации самого Большунова, который всё первенство находился под дамокловым мечом испытательного срока, наложенного на него ещё на этапе Кубка мира в Лахти после конфликта с финским лыжником Мяки.

И то, что судейское жюри в Оберстдорфе приняло решение в пользу нашего лыжника, было расценено как хороший знак — неужели это признак начавшегося роста авторитета нашей страны, после падения в последние годы до уровня «ниже плинтуса»?

Если так, то это будет ещё одна польза от большуновского максимализма, кроме личной золотой медали на последнем первенстве мира. И ещё одно доказательство, что настоящие успехи в любом деле и подлинное уважение завоёвывают только максималисты.

Последнего большого проявления максимализма в 1945 году СССР-России хватило почти на 70 лет. Сегодня, похоже, приходится начинать всё заново, начинать с малого. С личной, вытащенной на зубах и жилах победы на немецкой лыжне, которая, может быть, заденет за живое мальчишек в заметённых снегом российских деревнях. А потом такие же энтузиасты-подвижники, как нынешняя тренер сборной Елена Вяльбе, сумеют сделать из этих пацанов чемпионов.

Очень хочется верить в такой счастливый конец сказки о Большунове. Но верится с трудом. Иначе, почему бы это маленькой Норвегии привозить на международные лыжные турниры косяки своих молодых и бескомпромиссных вундеркиндов, а в тридцать раз превосходящей её населением России — фактически одного Александра.

Когда мы сможем подняться хотя бы до норвежского уровня, хотя бы в спорте? Наверное, тогда, когда максимализм в любом деле перестанет пугать российскую власть, а его поддержка станет наконец государственной политикой.

Сергей Бесков
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.