Металлонакат. Правительство всё-таки заставит металлургов поделиться прибылями

Им придётся не просто вернуть государству «нахлобученные» 100 млрд рублей, а заплатить до конца года 165 млрд, а после — готовиться делиться с бюджетом «сверхприбылями» от роста цен на «более-менее постоянной» основе.

Фото: СамолётЪ

Владелец «Северстали» Алексей Мордашов всё-таки сглазил отечественную отрасль, когда в ответ на заявления первого вице-премьера Андрея Белоусова о «нахлобучивании» металлургами государства стал говорить, что они готовы платить «любые налоги». Заявление, сделанное неделю назад, в общем свидетельствовало о некоторой «разрядке» в отношениях сталеваров и правительства. Первым казалось, что им удалось отбиться от претензий вторых. К тому же на внутреннем рынки появились уже первые признаки снижения цен на металл.

Но оказалось, что металлурги успокоились рано. Теперь им придётся платить и значительно больше того, что изначально обозначил Белоусов. И не налог, а временную таможенную пошлину. Правительство введёт её с 1 августа до 31 декабря 2021 года на ключевые товары черной и цветной металлургии в размере 15%. За пять месяцев эта мера должна дать правительству дополнительно 160–165 млрд рублей (из них около 50 млрд придется на цветную металлургию, 110–115 млрд — на чёрную).

Интересно, что принятие этого решения в правительстве прошло достаточно гладко, без прежних разногласий, когда, например, министр промышленности Денис Мантуров демонстрировал оппозицию предложениям Белоусова.

И, скорее всего, это только начало. До конца 2021 года должен быть разработан механизм, который позволит при сохранении высоких мировых цен «аккумулировать часть прибыли этой [металлургической] сферы в бюджете», пообещал Максим Решетников. Сам Андрей Белоусов сказал, судя по всему, об этом же механизме как о «системных, уже налоговых, более-менее постоянных решениях по защите внутреннего рынка». Вслед за повышением таможенной пошлины металлургам планируют увеличить НДПИ либо налог на прибыль.

От новых налогов, напророченных Мордашовым, металлургов пока спасло то, что завершил свою работу очередной созыв Госдумы, а без утверждения парламентом внести изменения в Налоговый кодекс невозможно.

Аналитики «Атона» по горячим следам оценили потери металлургов от пошлин за пять месяцев в 2021 году в 6% EBITDA. Но в случае продления пошлин на 2022-й их влияние на EBITDA металлургов в годовом исчислении обещает быть огромным, пишут аналитики. По их расчетам, самый уязвимый из игроков сектора, Rusal, может потерять до 27% EBITDA, НЛМК — 18%, Evraz — 16%.

Судя по реакции металлургов, решение правительства оказалось для них достаточно неожиданным. К примеру, в НЛМК считают рискованным предложенный механизм расчета пошлины (с наличием фиксированной составляющей): так, если экспортная цена на горячекатаный прокат снизится до среднего за последние несколько лет уровня, то эффективная ставка пошлины составит 25%, что «является запретительным даже для эффективных производителей».

Алексей Мордашов не смог удержаться от сарказма, заявив: «Кстати, зарубежные аналитики уже благодарят наше правительство за такой подарок европейским металлургам. Они также отмечают, что от этой инициативы мировые цены на сталь только вырастут».

Впрочем, в официальном релизе он высказался чуть более сдержанно, заявив, что «с пониманием» относится к озабоченности правительства ростом внутренних цен. При этом совладелец «Северстали» выразил надежду, что пошлины «существенно не затруднят доступ нашей продукции на мировые рынки».

Акции металлургических компаний немедленно отреагировали на новость падением. Накануне к вечеру акции Rusal упали на 6,74%, НЛМК — на 4,2%, «Норникеля» — на 3,5%, Evraz — на 2,7% (в сумме шесть крупнейших компаний подешевели на 320 млрд рублей). К вечеру падение скорректировалось (до 1%) только у «Северстали».

По словам президента Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александра Шохина, введение пошлины ставит вопрос о возможности в период низких цен оказания государственной поддержки предпринимателям. Кроме того, бизнесу требуется предсказуемость — нужны понятные механизмы, с помощью которых можно было бы просчитать, как ситуация будет развиваться при наступлении тех или иных сценариев.

«Если же в данном конкретном случае цель пошлины — компенсировать пострадавшим от роста цен отраслям их потери, то проблему можно было бы урегулировать через заключение долгосрочных контрактов на поставки металлов», — отметил Шохин.

Мнения экспертов в отношении введения экспортных пошлин разделились: от признания их оправданной и в некоторой степени долгожданной мерой, необходимым способом регулирования разрыва мировых и внутренних цен, до сомнений в том, насколько введение пошлины соотносится с рыночной экономикой.

К тому же очевидно, что ограничение экспорта может привести к сокращению поступлений от него, и, соответственно, все планы по обновлению мощностей, экологической модернизации, строительству новых производств, развитию объектов социальной инфраструктуры, которые реализуют компании металлургической отрасли.

Подавляя корпоративную «жадность», государство продолжает лелеять жадность собственную, весьма неохотно расставаясь с деньгами из бюджета даже в кризисных ситуациях.

Об обещаниях правительства не вводить новых налогов до 2024 года сейчас уже помнят только журналисты — пандемия списала все. Следующим шагом может стать повышение налоговой нагрузки для граждан. Похоже, о них государство думает почти так же, как об олигархах: раз даже при падении доходов люди демонстрируют полную лояльность, нет никаких массовых требований, значит, деньги у людей есть, просто они их ловко прячут...

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.