Христофор Леденцов и собаки. В Вологде выбирали проект памятника «русскому Нобелю»

И выбрали самый пафосный вариант из возможных. Но пообещали сделать его «интерактивным».

Фото: пресс-служба Администрации Вологды

Для тех, кто не знает, кому в Вологде собираются ставить памятник, поясним в двух словах. Христофор Семёнович Леденцов — уроженец Вологды, сын купца 1-й гильдии, владеющего землями в Вологодской губернии, винокуренными заводами, доходными домами в Петербурге и Вологде, имениями под Москвой и Звенигородом.

Продолжил дело отца, значительно преумножив его состояние. Был гласным (депутатом) Вологодской городской Думы, четыре года — городским головой Вологды.

Прославился своим духовным завещанием, согласно которому завещал свой личный капитал на создание «Общества содействия успехам опытных наук и их практических применений». Общество было создано на совершенно других принципах и концепциях, чем и отличалось от Фонда Альфреда Нобеля — изобретателя динамита и учредителя Нобелевской премии. Впрочем, это не помешало историкам назвать Леденцова «русским Нобелем». Любопытно, что сумма, завещанная Леденцовым на создание общества, превышала размер, завещанный девятью годами до него Нобелем.

Христофор Леденцов умер, как сказали сегодня, «вовремя» — в 1907 году, за десять лет до Октябрьского переворота. Однако активы основанного им общества были конфискованы первыми декретами Советской власти.

И вот накануне в Вологде жюри, сопредседателями которого стали мэр Вологды Сергей Воропанов и ректор Вологодского госуниверситета Вячеслав Приятелев, выбирало из трёх вариантов эскизов тот, которому в следующем году, когда будет отмечаться 180-летие Леденцова, суждено увековечить память «русского Нобеля» у здания библиотеки ВоГУ.

Самый «классический» и пафосный вариант представила заслуженная художница России Елена Безбородова: её бронзовый Леденцов застыл на стуле в неудобной позе — прижав к бедру книгу и помахивая над колонной лавровой ветвью. Книга, как объяснила авторка, это символ знаний, а ветка лавра — славы, победы и мира. На колонне высечен девиз возглавляемого Леденцовым Общества содействия успехам опытных наук «Наука. Труд. Любовь. Довольство».

Член Московского союза художников Денис Петров представил скульптурную композицию сразу в двух вариантах. В первом случае, как говорил герой Крамарова из «Джентльменов удачи», памятник «стоячий». Во втором варианте скульптор всё-таки усадил мецената на традиционный вологодский сундук, олицетворяющий, по замыслу автора, «как городскую казну, так и купеческие накопления».

При этом Леденцов в этом варианте чем-то неуловимо напоминает вождя мирового пролетариата Владимира Ильича в молодости...

Самую интересную работу показал народный художник России, скульптор Александр Рукавишников, изобразивший Христофора Семёновича в шубе кормящим с руки голодных и замёрзших бездомных вологодских собак.

Читается это сегодня весьма современно: не только, как демонстрация доброты и великодушия исторического персонажа, но ещё и как запрос современного, стремительно нищающего российского общества, ожидающего от бизнеса явных жестов социальной справедливости и «устойчивого развития».

Впрочем, такое актуальное прочтение показалось членам вологодского жюри слишком радикальным. Посовещавшись, члены остановились на работе г-жи Безбородовой. Выбрали, так сказать, «довольство».

«Я считаю, что эта скульптура наиболее точно отражает личность Христофора Леденцова. Если человек, подойдя к памятнику, откроет интернет и начнет читать биографию, то образ Леденцова, отраженный в этой работе, совпадет с человеком, которым он был: купец первой гильдии, меценат, человек, который много сделал для науки», — заметил председатель Общественного Совета Вологды Анатолий Дианов, который, похоже, сам знает о «русском Нобеле» только из Википедии.

А и. о. заведующего кафедрой архитектора и градостроительства ВоГУ Екатерина Соловьева напомнила коллегам о том, что была договорённость сделать памятник «доступным и интерактивным». И предложила, как это сделать в случае с классическим монументом, в котором Леденцов что называется увековечен: надобно «сделать постамент ниже и превратить стул в скамейку, чтобы можно было сесть рядом...»

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.