Пандемия — не обязательно беда. Она может подарить миру новый импульс развития и даже образ жизни

В своей статье автор The New York — журналист и писатель Анна Норт, рассматривая историю эпидемий, напоминает, что, например, чёрная чума ускорила отход от феодальных порядков в Европе — выжившие люди стали ценнее и могли рассчитывать на лучшие условия жизни и труда. А римляне обязаны частым эпидемиям явлением театра — люди пытались в артистичных формах обратиться к богам, чтобы задобрить их и отогнать болезни.

Фото: СамолётЪ

История эпидемий, считает автор, не может указать политикам, медикам и общественным активистам, как именно реагировать на Covid-19. Скорее история предлагает массу примеров того, чего не надо делать. Другое дело, что воспоминания об опыте вспышек инфекций на юге Африки в 20 веке, в средневековой Англии, Древнем Риме и т.п. содержат некоторые уроки по поводу того, как восполнить ущерб, нанесённый ковидом, и при этом создать более совершенно общество.

Сегодня история пандемий становится актуальной — она даёт понять, на что мы можем надеяться в нынешние тёмные времена, а также указывает на то, что может ожидать нас в том случае, если мы не будем действовать.

Адаптация

Чёрная смерть, пандемия, вызванная бактерией Yersinia pestis, которая распространилась по всей Азии, Африке и Европе, начиная с 1346 года, была «без сомнения, самым катастрофическим кризисом в области здравоохранения в истории», отмечал в одном из интервью Марк Бейли, историк и автор книги «После чёрной смерти: экономика, общество и закон в Англии четырнадцатого века». В Англии чума убила около 50% населения в 1348 и 1349 годах; в Европе в целом оценки потери населения варьируются от 30 до 60%. Масштабы смертности стали огромным потрясением, но её последствия не ограничивались одной лишь психологической травмой. Некому стало работать, в том числе убирать урожай.

В разных государствах и обществах на эту ситуацию реагировали по-разному. На северо-западе Европы, в Великобритания и на той территории, которая в настоящее время входит в состав Нидерландов, внезапная смерть огромной части работающего населения облегчала выжившим доступ к рабочим местам и давала возможность приобрести землю. По словам историка Бейли произошло увеличение размера богатства, рассчитанного «на душу населения» при одновременном сокращении неравенства.

Однако в большей части Восточной Европы шёл обратный процесс: лорды укрепили свою власть над сократившим свою численность крестьянством, вновь ввели крепостное право, заставляя людей работать на земле на условиях, благоприятных для землевладельцев. Здесь в результате чумы неравенство увеличилось.

Существует много конкурирующих между собой объяснений такого контраста в последствиях. Одна из версий, которой придерживается Бейли, настаивает на том, что «чёрная смерть» лишь ускорила существовавших до неё тенденций, таких, например, как движение к менее феодальной и более ориентированной на потребление экономики в Северной Европе. Но и в этом регионе чуда не произошло, и он не стал бастионом равенства после чумы: английское правительство быстро ввело ограничения на рост заработной платы в середине 14-го века. Результатом стали массовые беспорядки, а их кульминацией — крестьянское восстание 1381 года, в котором, тем не менее, приняли участие люди самых разных социальных слоев, разочарованные экономической политикой правительства.

В целом, отмечает мистер Бейли, из опыта пандемии, полученного 700 лет назад, можно извлечь современный урок: «Адаптация к новой реальности, новой парадигме, новым возможностям — это ключ к успеху».

Неравенство

Переход к большему экономическому равенству в Англии после чумы, возможно, был в определённой степени отклонением от правила: в мировой истории, эпидемии, как правило, усиливали существующее социальное неравенство.

В 1901 году, например, когда эпидемия чумы обрушилась на южную Африку, «тысячи чернокожих южноафриканцев были насильственно вывезены из Кейптауна. Эта мера, говорит Александр Уайт, профессор социологии и истории медицины, изучающий реакцию социумов на пандемию, была предпринята на основе предположения, что свободное передвижение коренного африканского населения будет способствовать распространению инфекции в городе. И эта «превентивная мера» в последствии заложила первый «кирпич» в фундамент расовой сегрегации эпохи апартеида.

Соединенные Штаты имеют свою историю дискриминационной политики во время эпидемий, например по отношению к азиатским общинам в начале 19-го и начале 20-го века во время вспышки чумы на Гавайях и в Сан-Франциско. Можно вспомнить и вялую реакцию федерального правительства на эпидемию ВИЧ — она, как представлялось властям, затрагивала в первую очередь представителей ЛГБТ-сообщества. Такие решения, отмечает Уайт, в конечном итоге, не только усиливают общественное неравенство, но и препятствуют усилиям по борьбе с болезнями.

И теперь, Соединенные Штаты сталкиваются с пандемией, которая оказала непропорционально большое негативное влияние на цветных американцев, шансы большей части которых на получение медицинской помощи уменьшились. Это тоже до сих пор невыученный урок.

«Если бы последствия расизма и ксенофобии были менее системными в нашем обществе, мы, вероятно, увидели бы меньше смертей в результате Covid-19», — уверен Александр Уайт.

Неожиданные инновации — «серебряная подкладка» пандемий

Довольно часто пандемии заставляли общество часто расставаться со старыми предрассудками и формами самореализации, создавая что-то новое, особенно когда дело доходило до искусства, культуры и развлечений.

Древний Рим, например, был измучен эпидемиями, которые возникали едва ли не каждые 15 до 20 лет в течение четвёртого, третьего и второго веков до н. э., говорит Кэролайн Вазер, писатель и редактор, автор диссертации, посвящённой античному общественному здравоохранению. В то время главным ответом на угрозу эпидемии был ответ религиозный: римляне экспериментировали с новыми обрядами и даже новыми богами в попытке остановить распространение болезни. Однажды, рассказывает Вазер, когда эпидемия затянулась на долгих три года, а общественность всё больше охватывало волнение, Сенат принял решение испробовать странный, новый ритуал родом из северной Италии: выступления актёров на сцене. Именно так, полагают некоторые историки, римляне познакомились с таким явлением, как театр — люди пытались в артистичных формах обратиться к богам, чтобы задобрить их и отогнать болезни.

Духовный ответ на болезни стал источником культурных изменений и в Англии в 14-го века. Вспоминая массовые захоронения «чёрной смерти», британцы испытывали ужас от перспективы умереть без христианского погребения и провести целую вечность в чистилище. Именно этот страх, по мнению Бейли, стал толчком к началу создания специальных похоронных гильдий — религиозных групп, которые, по существу, функционировали как «клубы страхования похорон», аккумулируя средства, чтобы дать своим членам гарантированное «светлое будущее» после смерти.

В числе прочего эти гильдии заботились и о развлечении своих членов, устраивали вечеринки и другие мероприятия, и со временем возникла озабоченность, что сопровождающее эти события распитие эля «происходит в церкви и вокруг неё», рассказывает Бейли. Поэтому со временем гильдии начали строить специальные залы для общения. Позже, в 16 веке, во время Реформации гильдии были распущены, а залы остались. Только стали называться по-новому: пабами.

Наверное, было бы легкомысленно называть такие культурные инновации «серебряной подкладкой» пандемий — в конце концов, множество новых форм искусства и социальных объектов появились без «катализатора» массовой смерти. Однако стоит помнить, что после даже самых разрушительных бедствий в области общественного здравоохранения социальная жизнь и творчество человека проявлялись вновь самыми неожиданными способами.

«Пандемии — это и катастрофы, и возможности, — говорит Марк Бейли. В ближайшее время мир столкнется с трагической возможностью восстановления после пандемии COVID-19. И, если мы будем помнить уроки истории, мы сможем сделать это так, чтобы последствия восстановления оказались более справедливыми, всеобщими и ещё более радостным, чем то прошлое, которое мы были вынуждены с сожалением оставить позади из-за кровожадного вируса».

Перевёла Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.