Похоже, коронавирус — это навсегда. Уж очень он биологически изменчив и политически востребован

Если бы коронавируса не было, его бы стоило выдумать, потому что ощущение нового большого кризиса — ещё одной «великой рецессии» — давно витало в воздухе.

Фото: twimg.com

Предновогодние прогнозы о вероятности пиковых нагрузок на моногоспитали в праздничные дни (с последующим спадом заболеваемости) не сбываются. Напротив — несмотря на то, что число жертв коронавируса в России, по данным оперативного штаба, превысило 60 000 человек, пятый день подряд ежедневный прирост новых заражённых держится ниже 25 000 случаев. На минимуме находится число новых заболевших и в Вологодской области — 7 января их было 307 — это самый низкий показатель за последние три недели.

Никакой самоизоляции?

Но это, похоже, такой весьма абстрактный позитив, потому что вряд ли кто-то скажет, что мы достигли плато пандемии, за которым она резко пойдёт на спад. Скорее есть ощущение некоторой временной передышки перед новым всплеском. Оно усиливается эмпирией сообщений с сайта губернатора Вологодской области, в которых жители региона жалуются на то, что участковые врачи упорно отказываются назначать тесты даже тем, кому они точно положены: возраст 65+, заболевания сердечно-сосудистой системы, потеря обоняния... В лучшем случае пациенту предлагают явиться на прием лично и отсидеть несколько часов в общей (предположительно «ковидной») очереди в поликлинике. Ряд подписчиков страницы главы региона жалуются, что не могут дождаться врача по пять дней, а право считаться «ковидными пациентами» они получили после того, как сдали тесты платно. А в некоторых районах (например, в Вытегре) нет возможности сделать анализ и за деньги.

И этот тот самый «допотопный» — очень долгий и неточный — анализ, который уже становится полным анахронизмом на фоне появившихся современных методов, позволяющих определять наличие COVID-19 за 10 секунд «на основе образца слюны из ротовой полости».

При такой организации противоэпидемической помощи не мудрено не просто дождаться новой вспышки к 20-м числам января, но и рассчитывать на то, что пандемия вообще скоро отступит.

Мутирующий вирус

Второй аргумент в пользу того, что COVID-19 теперь с нами надолго, дают учёные-вирусологи. Как передаёт «РИА Новости» со ссылкой на кандидата медицинских наук, доцента кафедры инфекционных болезней РУДН Сергея Вознесенского, продолжительность пандемии будет зависеть не столько от успехов вакцинации, о необходимости которой сегодня говорят на каждом углу, сколько от того, будет коронавирус мутировать или нет.

Но, как показывает опыт Великобритании, вирус уже мутирует, а с учётом ранних заявлений представителей науки, что COVID-19 — тот же вирус гриппа, «только в профиль», сама постановка вопроса о вероятности мутаций выглядит странной. «Если вирус будет изменяться, и он войдёт в наш обиход так же, как грипп, и, вероятно, нужно будет создавать вакцину с учетом изменений вируса и проходить повторную вакцинацию», — говорит Вознесенский.

С коллегой согласна доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой вирусологии РМАНПО Елена Малинникова.

«Учитывая, что вирус может мутировать, то возможно, что до июня мы будем фиксировать заболеваемость, конечно, не такие высокие цифры, но коронавирус будет и встанет в ряд других респираторных вирусных инфекций, которые циркулируют среди человеческой популяции», — говорит профессор Малинникова.

Она считает, что число заражений начнет снижаться весной, однако в конце февраля — начале марта возможна вторая волна роста заболеваемости ОРВИ.

Пандемия и народы

Но, похоже, значение и перспективы нынешней пандемии выходят далеко за пределы чисто медицинской и вирусологической проблематики. Речь идёт о сдвигах тектонического масштаба, которые уже происходят на наших глазах в политике и экономике многих стран, а также во взаимоотношениях между ними.

Осмыслению этих процессов посвящён сборник статей и эссе, подготовленный Московским философским кружком еще до начала второй волны коронавируса и вышедший в свет в Издательстве Института Гайдара.

Главный вывод, который делают авторы, состоит в довольно простой мысли: когда-нибудь прощание с COVID-19, конечно, состоится в силу элементарной логики — все имеющее начало будет иметь и конец (а в долгосрочной перспективе мы еще и, как известно, все умрем). Но пока мы находимся в невероятно плотном поле событий, кажется очевидным, что коронавирус не исчезнет внезапно в один прекрасный день, как он и появился, но так или иначе останется с нами.

По мнению одного из авторов сборника политолога Константина Гаазе, если бы коронавируса не было, его бы стоило выдумать. Просто потому, что накопившиеся в мире фундаментальные противоречия оказались настолько сильны, что торговые и санкционные войны оказались не в состоянии выпустить весь их «пар». Мир же оказался достаточно разумен, чтобы не начать новую большую войну. Зато, кажется, малоизвестный вирус оказался способен изменить ход истории.

Авторы сборника дают самые разнообразные ответы на вопрос, как пандемия глобально меняет нашу жизнь?

Одни видят изменения в покушении на главное завоевание капитализма — наше свободное время, которое состоялось вместе с пришествием коронавируса, когда граница между рабочим и нерабочим пространством фактически была стерта «самоизоляцией» и «социальным дистанцированием».

Другие говорят об усилившемся переходе от рыночных методов организации экономики к меркантилизму и государственному протекционизму.

Но, пожалуй, главной проблемой пандемии авторы сборника называют вопрос о власти. С этой точки зрения, самым жёстким текстом сборника неожиданно оказывается эссе политолога Глеба Кузнецова, руководителя научного совета околовластного Экспертного института социальных исследований. Глобальными особенностями реакции на пандемию, по мнению Кузнецова, стали коллапс политического лидерства и делегирование власти медицинским экспертам и менеджерам, а поскольку знание отставало и отстаёт от политических требований — прежде всего требования защитить от эпидемии, — действия большинства правительств оказываются «шизофренией мер», набором противоречивых политик и действий. Хуже того, диктатура «санитарной власти» привела к тому, что именно «эксперты» сосредоточили в своих руках практически всю полноту чрезвычайных полномочий, поставив под вопрос суверенность государственной власти как таковой.

«Что объединяет этих людей и эти организации? Делегированная им власть над жизнью народов во всей ее полноте: и как управление комплексом социально-политических взаимодействий, и в абсолютно утилитарном бытовом смысле. Они сосредоточили в своих руках такое количество власти, которое не снилось ни одному авторитарному правителю... Но справились ли они?» — вопрошает Кузнецов.

Давать окончательный ответ на этот вопрос пока рано — история с коронавирусом далека от завершения, а возможно, лишь начинается. Однако противопоставление ковид-бенефициаров и ковид-аутсайдеров, которое видит Кузнецов, похоже, будет лишь усугубляться.

«Фактически свидетели нового мира — и тут не важно, кто это — погромщики, вирусологи, президенты цифровых высокотехнологичных корпораций из круга губернатора Нью-Йорка Куомо, экологи и этичные потребители — описывают новый мир как мир, где ресурсы наконец будут распределены среди них самих... Представление о цифровом будущем не зависит от политической системы и среды. Между властями Москвы, Казани, Сингапура, Пекина, Нью-Йорка или Сан-Франциско разницы оказывается существенно меньше, чем можно было предположить до пандемии. В России система была обкатана в формате электронных пропусков, а на федеральном уровне вылилась в предоставление налоговых льгот IT-компаниям, которые и будут строить новый „цифровой мир“. То есть мы имеем дело не с отдельным страновым феноменом, но с общемировой тенденцией, которая, однако, не означает, что данная модель будущего непременно победит. Ковид-аутсайдеров слишком много, их негодованию ещё только предстоит получить политическое воплощение, а новый цифровой мир, им навязываемый, не выглядит ни добрым, ни комфортным, ни лояльным. Во всяком случае, к бедным и среднему классу».

В этом новом «цифровом мире», вероятно, и состоится тот самый последний и решительный бой за «большую историю», которая вернулась к нам, ведя «под руку» пандемию, вместе с желанием элит поставить окончательную победную точку. При этом поражение в этом бою для некоторых ковид-аутсайдеров вполне может оказаться даже хуже смерти от коронавируса...

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.