Культура времён «ментальных войн»: «Голоса истории» против Манижи и «Артдокфеста»

Минувшая неделя была богата на культурные новости, которые в своей совокупности только подтверждают давно напрашивающийся вывод: нынешняя Россия не просто тяготеет к тотальному контролю над любыми действиями граждан, но уже вовсю пытается осуществлять этот контроль на практике.

Фото: СамолётЪ

Особенно, когда речь идёт о культуре, которая, как хорошо известно нашим руководителям, воспитывавшимся в советских школах и вузах (и с тех пор трепетно относящимся к советским подходам и практикам), есть дело идеологическое, то есть «важнейшее». При таком отношении любое культурное явление, даже милое фрик-шоу неизбежно превращается в государственное дело.

Как «Русская женщина» обидела высокопоставленных женщин России

Что тут же доказала верхняя палата российского парламента, устроившая разбор песни-победительницы национального отбора на «Евровидение». Кстати говоря, клип на песню певицы Манижи, которая будет представлять нашу страну на европейском песенном конкурсе, уже набрал более 6,7 млн просмотров на ютьюб-канале «Eurovision Song Contest». Это рекордное число среди участников конкурса этого года. О том, что Манижа представит Россию на «Евровидении» в 2021 году, стало известно 8 марта. Она победила по результатам зрительского голосования, которое проводил Первый канал.

Пользователи в сети немедленно начали резко критиковать Манижу и ее песню. В адрес певицы посыпались оскорбления из‑за ее таджикского происхождения, многим показалось странным то, что она будет исполнять песню о русской женщине, тем более о её силе и самостоятельности. В ответ на ксенофобные комментарии девушка выпустила ироничное «расследование» о себе.

Тон обсуждению в Совете Федерации задала Елена Афанасьева — член Комитета СФ по международным делам (логично ведь — «Евровидение» — дело международное?), обрушилась на Манижу с разгромной критикой: «Смысл в песне отсутствует, набор фраз незрелой тридцатилетней девушки с какими-то личными нерешенными проблемами, которая сама не знает, что хочет. Но, извините меня, при чем здесь русские женщины? Манера исполнения, какие-то афроамериканские танцы, костюм, похожий на костюм американского заключенного. Агрессивность, некоторая бессмысленность, негативный образ русской семьи». В общем, подозрительно похоже на провокацию и происки внутренних врагов.

Коллегу поддержала и спикер Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации Валентина Матвиенко: «Кто не знаком с текстом этой песни, рекомендую. Это кони-люди какие-то и вообще какой-то бред. Я вообще не понимаю, что это такое. О чем это?» Спикер также потребовала выяснить, кто и как отбирал песню для участия в конкурсе.

Можем предположить, что и последовавшие в ответ это на требование объяснения Константина Эрнста (зрители, мол, проголосовали, ничего не поделаешь, воля народа) Валентину Ивановну и её соратников не убедили. Хотя, надо отдать должное Эрнсту, — он-то хотел, как лучше. Так же, как перед открытием Олимпийских игр в Сочи, когда творческая группа Первого канала почти продала миру образ доброй и открытой России. Только случилось это буквально накануне Крыма и войны. То есть оказалось невостребованным.

Выбор для новой презентации Европе песни о тяжёлой судьбе женщины, раздавленной патриархальным миром, в интернациональном (на русском и английском языках) исполнении певицы нетитульной нации — безусловно, использует ту же «примиренческую» культурную схему, да ещё и соответствующую модным европейским трендам. Но опять, видимо, всё портит война, на этот раз «ментальная», о которой в открытую говорят уже советники министра обороны страны.

Россия уже не хочет быть белой и пушистой. Поэтому дело не в трендах. Надо прижимать к ногтю внутренних врагов, всех кто немного готов посягнуть на «наш экзистенциальный собственный код» (спикер МИДа Мария Захарова), содержащийся в истории Великой Отечественной войны, а замечен ещё в подозрительном отношении ко всем ценностным «девиациям», приходящим к нам с Запада.

Опечатанный «Артдокфест»

Пожалуй, именно последнее соображение стало решающим для властей, фактически закрывших авторитетный фестиваль документального кино «Артдокфест», который в воскресенье, 4 апреля, должен был открыться в петербургском Доме кино.

Накануне, во время открытия полицейские и Роспотребнадзор опечатали кинозалы, где планировались показы.

Пресс-секретарь фестиваля Ольга Комок рассказала Би-би-си, что правоохранительные органы начали проверку фестиваля после заявления Тимура Булатова. «[Якобы] мы, „Артдокфест“, пропагандируем ЛГБТ-ценности среди несовершеннолетних и нарушаем антиковидные требования», — пояснила она.

Тимур Булатов — активист из Петербурга. Он выступает против гомосексуализма в школах, в частности, по его словам, вынудил уйти из школ десятки преподавателей. Он также подавал иск о запрете Facebook, мотивируя это тем, что в соцсети есть материалы о феминизме, ЛГБТ, атеизме, чайлдфри и молодежных субкультурах, которые, по его мнению, «угрожают территориальной целостности России».

Куратор фестиваля Людмила Липейко в разговоре с РБК предположила, что показы в Доме кино не возобновятся до конца фестиваля, до10 апреля. «Пока что все опечатано, завтра юрист Дома кино идет за протоколом в Роспотребнадзор, а там дальше суд. Я думаю, что до конца фестиваля это всё протянут», — сказала она.

То, что именно фестиваль документального кино попал в поле зрения силовиков, думается, совершенно не случайно. Сегодня, когда отечественное кино всё больше скатывается либо в парадный исторический официоз, либо в низкопробную комедийную «ржачку», либо в оторванный от реальности арт-хаус, именно режиссёры-документалисты продолжают затрагивать наиболее острые, актуальные и болезненные для современной России темы. И часто совсем не в том «идеологически» выверенном ключе, который бы устраивал власти.

Князь Невский и суд «продажной девки» правящего класса

Правильный культурно-идеологический курс наверняка учтён организаторами возобновляемого после годичного коронавирусного перерыва вологодского театрального фестиваля «Голоса истории».

Об этом свидетельствует и фестивальная программа, и его главное театральное событие — «историческое действо «Князь Александр Невский — суд истории».

В программе фестиваля, который пройдёт сразу в четырёх городах области (Вологде, Череповце, Кириллове и Белозерске) и на который будет потрачено 14,5 миллионов рублей из областного бюджета, в большинстве своём — проверенные временем (и организаторами «Голосов истории») постановки московских и провинциальных театров, в которых социальное содержание либо проверено временем (как в «Старшем сыне» или тех же «Юноне и Авось», или «Заповеднике» по Довлатову), либо просто имеют мало общего с актуальной современностью (шукшинская «Калина красная», «Печали и радости» по Фёдору Абрамову или «Урок дочкам» «дедушки» Крылова).

На этом фоне «историческое действо» про святого князя новгородского, киевского и владимирского в постановке Вологодского драматического театра, видимо, должно выглядеть верхом исторической и политической актуальности. Что в общем в нашей отечественной реальности почти одно и то же.

После имевшей место на прошлой неделе во всё том же Совете Федерации исторической (в буквальном и переносном смыслах) встрече сенаторов с представителями министерств, рассуждавших о «войне без военных», «схватке за историю» и «войне памяти», можно не сомневаться, что на «суде истории» князь, именем которого были названы ордена сразу трёх государств, существовавших на территории современной России (Российская Империя, СССР, Российская Федерация), будет представлен в самом правильном виде.

То есть, во-первых, как истинный представитель «протоевразийства» XIII века, благодаря своим дружественным связям с Ордой, сделавшей из Александра Ярославича некое подобие современного губернатора-«технократа», посылаемого в самые «прорывные» и «горячие» участки-княжества.

А, во-вторых, в качестве непримиримого противника «коллективного Запада» (представленного в те времена Швецией, Литвой, Ливонским и Тевтонским орденами) и его тлетворного влияния.

Знаменитое, приписанное режиссёром Эйзенштейном Александру Невскому выражение «кто с мечом к нам придёт, от него и погибнет» буквально витало в прошлую среду над залом заседания Совфеда. Где с замечательным рецептом борьбы с западными фальсификаторами национальной истории выступила сенатор Ольга Ковитиди (в 1980 — секретарь-машинистка исторического факультета Симферопольского государственного университета им. М. В. Фрунзе, то есть человек, не чуждый исторической науке): «Нам нужна цензура, идеология и пропаганда, хотя кому-то эти слова не нравятся».

Автор нового учебника по истории для школ Мединский многозначительно заметил: «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим». Заметим, однако: так как в нашем отечестве управление прошлым всегда дается с большим трудом, об управлении будущим, судя по всему, пока даже не может идти речи. А Мария Владимировна Захарова с подобающим спикеру МИДа тактом заметила: «Россия должна постоянно напоминать миру (о том, что СССР победил нацизм). И не просто заявлять, а «как говорил Горький,— в харю!».

Главный вывод, который трезвый человек мог бы сделать по результатам упомянутой выше дискуссии, точнее всего выразили авторы телеграмм канала «Беспощадный пиарщик»: «Историческая наука, девочки, всегда была продажной девкой правящего класса: вместо того, чтобы предохранять правящий класс от возможных ошибок и напрашивающихся самими собой параллелей, взывания к событиям старины глубокой традиционно служили для того, чтобы легитимизировать собственные претензии на настоящее. Ни для чего большего историческая наука правящему классу была не нужна. И продолжает быть не нужной, потому что все битвы, которые сегодня ведет правящий класс, происходят за многие десятки лет до разворачивающихся сегодня событий. На полях гражданской, великой отечественной войн, на полях битв за урожай, за космос и за БАМ».

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.