Артель «Напрасный труд». Как Вологодской области удалось почти в 5 раз снизить количество безработных?

По мнению губернатора, это произошло за счёт увеличения штата сотрудников центров занятости и поддержки безработных из федерального бюджета.

Фото: vedomosti.ru

О том, что пик безработицы, выросшей практически в 3 раза из-за пандемии и локдауна в «коронавирусном» 2020 году, пройден Олег Кувшинников заявил на минувшей неделе во время посещения отделение Центра занятости населения области по городу Вологде и Вологодскому району.

Всего, отметил губернатор, за помощью в поиске подходящей работы в регионе обратилось более 65 тысяч человек. Но уже к началу марта этого года количество вакансий на территории региона составило 13700 мест, а количество безработных опустилось до уровня 13600 человек. То есть вакансий фактически больше, чем безработных.

И, как рассказал Олег Кувшинников, причинами этого фактического чуда стали: рост на 50 человек штата сотрудников центров занятости Вологодской области и материальная поддержка безработных граждан из федерального бюджета, за которую вологодский губернатор выразил особую благодарность российскому президенту.

Очевидно, глава региона имел в виду льготные кредиты предприятиям, стимулировавшие их не сокращать работников, установление уволенным гражданам пособия по безработице в размере МРОТ, введение доплат на детей, а также пособий для индивидуальных предпринимателей, признанных безработными.

При этом независимые эксперты полагают, что главной причиной резкого роста числа официальных безработных в стране (и, скорее всего, Вологодская область не исключение) стали не столько локдаун и ухудшившееся положение попавших в него предприятий, хотя и это, конечно, имело место, сколько именно рост размера пособия по безработице.

Так аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев, к примеру, уверен, что повышение пособий по безработице (с 8000 до 12 130 руб.) привело к тому, что люди стали гораздо активнее регистрироваться как официально безработные — они хотели получать деньги во время кризиса, понимая, что найти работу сложно.

Главным источником прироста зарегистрированных безработных, отмечают эксперты Центра перспективных управленческих решений (ЦПУР) в аналитической записке «Безработица времен COVID-19: что могут рассказать административные данные?» на основе анализа открытых данных Роструда, стали люди, ранее работавшие за чёрную зарплату, индивидуальные предприниматели, оказавшиеся в сложном положении, а также экономически неактивное население, например выпускники, домохозяйки, люди предпенсионного возраста.

И сейчас, когда повышенный размер пособий отменён, похоже, многие из этих людей предпочли уйти с биржи труда: кто обратно «в тень», кто — снова в бизнес, а кто-то в свободный поиск подходящих вакансий. Хотя бы потому, что текущие предложения областного Центра занятости мало кого могут удовлетворить.

Даже беглое знакомство со списком вакансий показывает, что: а) большинство из них предлагает работу с зарплатой, которая существенно ниже средней по региону (по итогам 2020 года она составила 42 599 руб.); б) значительная часть предложений — это либо специальности, предусматривающие низкий уровень квалификации с минимальной оплатой, либо сравнительно высокую оплату за физически тяжёлый труд.

Отчасти это подтверждается и перечнем наиболее востребованных профессий по итогам года, которыми стали: водитель, повар, парикмахер, охранник, кладовщик, машинист котельной, тракторист. Такой список подтверждает вывод исследователя из Берлинского университета им. Гумбольдта Аарона Бенанава, который в своей новой книге «Автоматизация и будущее работы» отмечает: главный удар по рынку труда нанес не прогресс технологий, а деиндустриализация. Рабочая сила из высокопроизводительной индустрии перетекает в трудоемкий сектор услуг, который поглощает рабочее время, но создаёт мало новой стоимости. Темпы роста производительности труда непрерывно снижаются как в промышленности, так и в других секторах. Это тормозит экономику и выливается в увеличение неравенства, прекаризацию труда и снижение занятости.

И вряд ли эту тенденцию способна переломить объявленная «реновация» вологодских центров занятости, которые, по словам начальника департамента труда и занятости области Олега Белова, станут «комфортнее для посетителей», а их работа будет перестроена по принципу бережливого производства: с минимумом бюрократической работы.

Аналогично завышенными кажутся ожидания от Единой цифровой платформы для содействия занятости населения «Работа в России», которую хочет создать «Единая Россия». Не очень понятно пока, на чём основывается уверенность Олега Кувшинникова, что после создания платформы в Вологодскую область поедут безработные со всей страны (особенно из районов Крайнего Севера и стран ближнего зарубежья), если в регионе не начнут появляться новые высокопроизводительные предприятия, работа на которых будет оплачиваться хотя бы на среднерегиональном уровне.

Пока же в области (как, впрочем, и в стране в целом) скорее происходит экстенсивный промышленный прирост, умножающий вакансии разного рода аппаратчиков и аккумуляторщиков, а также бухгалтеров и юристов с зарплатой в 15–20 тыс. руб. То есть такие рабочие места, которые скоро дешевле будет автоматизировать, чем поднимать заработную плату...

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.