Вместо спроса — льготные кредиты. Бизнес может спасти только рост потребления, но государству он не нужен

Это противоречие, как считают эксперты, на самом деле и является главной причиной и проблем двух третей предпринимателей, и внезапного всплеска инфляции.

Фото: council.gov.ru

Бизнес-омбудсмен Борис Титов заявил, как сегодня сообщил РБК, что его новый мониторинг зафиксировал: проблемы малого и среднего бизнеса никуда не делись с наступлением 2021 года. Из опроса более пяти тысяч собственников и руководителей компаний из всех регионов страны следует, что примерно каждый десятый бизнес собирается закрываться. Как и на пике пандемии, бизнес страдает от слабого спроса, который так и не восстановился почти у двух третей предприятий.

В топ основных проблем малого бизнеса вошли невозможность платить налог на имущество или по договору аренды, а также нехватка средств на выплату зарплат сотрудникам и страховых взносов. Каждый пятый бизнес жаловался на неплатежи от контрагентов по уже поставленным товарам и оказанным услугам, чуть меньше рассказали о трудностях с оплатой коммунальных платежей и невозможности бесперебойного снабжения бизнеса материалами и товарами. Более 16% опрошенных признались, что не могут выполнять обязательства перед банками и лизинговыми компаниями.

В Минэкономразвития назвали результаты исследования аппарата бизнес-омбудсмена «оценочными». В ведомстве считают поддержку, оказанную государством бизнесу достаточной. В частности, пресс-службе Минэкономразвития указала в ответе РБК, что 98% заемщиков по льготной программе кредитования предприятий МСП ФОТ 2.0 «соблюдают условие сохранения занятости, а значит, могут рассчитывать на списание кредита».

Тем временем в правительстве готовят новую порцию льготных кредитов бизнесу на изменённых условиях. 24 февраля на встрече с сенаторами премьер-министр Михаил Мишустин рассказал, что новая программа льготного кредитования по ставке 3%, предусматривающая возможность в течение полугода не платить ни «тело» кредита, ни проценты по нему, должна дать возможности для роста 75 тыс. компаний и предпринимателей из наименее восстановившихся отраслей.

Рост ставки с 2 до 3% в рамках программы ФОТ 3.0 будет премьер объяснил постепенным восстановлением экономики. А «наименее восстановившимися отраслями» назвал общепит, сферы культуры, спорта, развлечений и туристического бизнеса.

Но льготное кредитование, позволяющее малым и средним компаниям продержаться какое-то время, не решает их главную проблему — катастрофическое падение спроса. Надежды премьера на то, что спрос существенно возрастёт после массовой вакцинации, кажутся экспертам призрачными.

Прежде всего потому, что государство особенно не заинтересовано в росте потребительской активности населения. В январе Дмитрий Прокофьев обращал внимание на то, что российское правительство во время пандемии решило пойти наперекор советам экономической теории и не давать населению денег. Посчитав, очевидно, что восстановление потребительского спроса и доходов населения никак не поможет компенсации выпавших доходов нефтяников и бюджета. Наоборот, люди стали бы тратить эти «вертолётные» деньги на покупку импорта, сокращая и без того уменьшившуюся валютную выручку. Зато, если денег людям не давать, это увеличит количество валюты в руках властей. Поддержать же промышленную олигархию можно не деньгами, а снижением издержек. Поскольку расходы на труд — это издержки, то в этой логике уменьшение доходов людей станет снижением расходов их нанимателей.

Эта логика, похоже действует и сегодня. Расширяя круг «заинтересованных» лиц и вызывая последствия.

Например, резкий рост цен, многочисленные свидетельства которого стали приходить отовсюду с началом нового года. Тот же Прокофьев, полагает, что всплеск инфляции — это «производная от желания правительства раздавить ненавистную потребительскую экономику и заставить людей работать за еду».

При этом рост цен на фоне снижения доходов населения только на первый взгляд выглядит парадоксальным. Ведь, сокращая потребление, люди же не отказываются от покупок вообще. Просто стараются купить что подешевле. Продавцы, отмечая рост спроса на дешевые продукты (и товары вообще), повышают цены. А, поскольку инвестировать в потребительский рынок никто не собирается — государство очень постаралось отбить у бизнеса эту охоту, то и препятствия для дальнейшего роста цен отсутствуют: предложение расти не будет.

Вот эту ситуацию эксперт и считает главной мерой «поддержки» бизнеса государством: поскольку конкуренции нет, нет иных барьеров, кроме административных, для ползучего роста цен, а раз напуганные кризисом и падением доходов люди держатся за свое место, то и повышать им зарплату незачем.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.