Владимир «Беспощадный». Почему при Путине «жить не хочется»

Дмитрий Песков рассказал журналисту Владимиру Соловьёву об особенностях рабочего стиля и изменениях в характере своего шефа.

Фото: REUTERS

Люди из ближайшего окружения российского президента всё чаще оговариваются «по Фрейду» — то есть невольно выдают свои истинные чувства и оценки, сложившейся в стране и её элите «психопатологии обыденной жизни».

Особенно ценно, что всё это говорят не какие-то злобные оппозиционеры или зарубежные «недруги России», а самые лояльные и обласканные представители отечественной власти. Как, например, многолетний пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, рассказавший суперлояльному журналисту Владимиру Соловьёву об особенностях рабочего стиля и изменениях в характере своего шефа.

Из разговора двух «государевых людей» мы узнали, например, что, «развиваясь как человек», Владимир Путин «стал гораздо более непримирим к каким-то негативным проявлениям» и «ошибкам людей».

Причём, как уточнил Песков, «людей, которые совершают ошибки, работая». «Можно совершать ошибки, ничего не делая, и это непростительные ошибки, а если хочешь работать и ты ошибаешься, так бывает, это не преступно», — уговаривает себя и своего собеседника представитель Кремля, проговорившийся, в общем, о том, что минимум за год характер российского президента изменился не в лучшую сторону. «Он жестокий, он беспощадный», — так охарактеризовал Путина Песков, оговорившись, правда, что речь идёт о таких вещах, как «предательство и воровство». Но, судя по тому, что, похоже, президент всё чаще видит предательство там, куда ему указывают пальцем доверенные приближённые (т.е. почти везде), а воровства, видимо, почти не видит вовсе (на фоне почти оголтелой коррупции в высших властных эшелонах), «жестокость и беспощадность» должны проявляться всё чаще.

Насколько страшны для окружающих эти проявления? «Я сталкивался с серьёзной критикой президента», — признался Песков и добавил, что когда президент критикует, «бывает настолько жёстко», то «жить сразу не хочется».

Два человека, всерьёз полагающих, что от них в России что-то на самом деле зависит, беседуют на камеру, благодушно похваливая сами себя и друг друга, а ещё- заискивающе — своего общего Большого Начальника (@Маргарита Симоньян). В то время, как, кажется, что-то необратимо меняется в стране — вокруг и внутри режима, в который, по словам провластных политологов, «впрыскивается яд» информации, развенчивающей «неподкупность и всесилие» спецслужб, «глобализующей» феномен Навального и демонстрирующей на примере Белоруссии, что может произойти в самой России. Понемногу из путинизма, который после «присяги при пеньке» должен был превратиться в новую государственную идеологию, как в сказке, вынимается его «замковый камень» — «правительственный патриотизм», который положено любить каждому представителю населения страны. И который становится так похож сегодня на стокгольмский синдром.

И похоже, он заставляет всех нас любить не память о страшной народной Победе 75-летней давности, давшей начало этому национальному синдрому, а величие генералиссимуса и его маршалов, забросавших врага трупами советских солдат, и не берёзки и рябины малой родины, а государство с пожизненным президентом во главе.

Причем, как точно выразился коллега Губин, «„любить“ для патриота означает не просто закрывать глаза на творимые ими гадости, но и уметь убеждать себя, что эти гадости и есть чистейшей прелести чистейший образец».

Вот так любить получается почему-то сегодня всё хуже и далеко не у всех. Настолько, что у начальства невольно начинается портиться не только настроение, но и характер...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.