Какие ваши доказательства? Итальянский суд отказал в экстрадиции вологодского предпринимателя

В России бывший владелец Вологодского завода строительных конструкций Алексей Железов подозревается в хищении 3,1 млрд руб. из рухнувшего регионального банка «Северный кредит». Итальянцы посоветовали Гепрокуратуре поискать виновных среди топ-менеджеров банка, в том числе — родственников руководителей региона…

Фото: вести35.рф

Лишение «Северного кредита» лицензии в декабре 2017 года стало одним из звеньев многочисленных банкротств небольших, в том числе региональных российских банков. Примечательной особенностью именно вологодского кредитного учреждения было то обстоятельство, что контроль банка фактически принадлежал правительству Вологодской области, которому принадлежала доля в 23,22% банка.

По данным Банки.ру, на 1 ноября 2017 года нетто-активы банка составляли 7,86 млрд рублей (239-е место в России), капитал (рассчитанный в соответствии с требованиями ЦБ РФ) — 0,80 млрд, кредитный портфель — 4,10 млрд, обязательства перед населением — 4,77 млрд.

Кредитная организация была учреждена в июне 1993 года в Архангельске, специализировалась на обслуживании местных деревообрабатывающих, строительных и добывающих предприятий. В 2002 году банк был перерегистрирован в Вологде и лишь с 2003 года начал расширять свою филиальную сеть.

В составе клиентской базы «Северного кредита» преобладали предприятия оборонной, лесной, деревообрабатывающей промышленности, строительные, торговые компании. Приоритетным направлением деятельности банка заявлялась «работа с предприятиями малого и среднего бизнеса». Кроме того, очевидно под влиянием собственника — правительства Вологодской области «Северный кредит» позиционировал себя в качестве «социально ответственного» банка, обслуживающего пенсионеров и бюджетников. Для этого банк, в частности, запустил карточный проект «Забота». А попытка распространить «Заботу» ещё и на клиентов Крымского полуострова привело к тому, что «Северный кредит» в 2017 году попал в санкционный список Минфина США.

Но погубили банк не американские санкции, а фактически бесконтрольное руководство «Северного кредита», которое лишило банк активов. В приказе регулятора за № ОД-3754 от 29 декабря 2017 г., обосновывающем решение об отзыве у банка лицензии, отмечается, что инспекционная проверка Центрального банка установила «факт отсутствия в распоряжении банка первичных документов, подтверждающих его права собственности на приобретенный в конце декабря 2017 года крупный портфель ценных бумаг». Эта сделка привела к «полной утрате» «Северным кредитом» собственных средств (капитала). По версии ЦБ, договор о приобретении ценных бумаг заключен временно исполняющим обязанности руководителя кредитной организации и имеет признаки «схемных» операций. Данные своей проверки Банк России направил в правоохранительные органы.

Заявление «по факту недобросовестных действий работников банка» туда же направило и правительство Вологодской области.

Собственно, эти заявления и стали основой уголовного дела, на основании которого российские власти требовали у итальянских властей экстрадиции Алексея Железова. Владельцу Вологодского завода строительных конструкций российское следствие инкриминирует четыре эпизода хищения и отмывания средств банка «Северный кредит». Действия обвиняемого квалифицированы по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в составе организованной группы, совершенное в особо крупном размере) и п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (легализация преступных доходов в особо крупном размере). По версии следствия, господин Железов и его предполагаемые сообщники похитили из кредитного учреждения 3,1 млрд руб., а с целью прикрытия преступлений совершили ряд мнимых сделок.

Помимо Алексея Железова в уголовном деле числятся ещё восемь фигурантов, всем им, кроме Железова, предъявлено ещё и обвинение в создании организованного преступного сообщества или участии в нём (ст. 210 УК РФ). До сих пор в международном розыске находятся трое обвиняемых, включая предполагаемого организатора ОПС, бывшего вице-президента банка Евгения Пикалова. Все они, по данным следствия, скрываются на Украине и в странах Прибалтики.

Что же касается Железова, то накануне, как сообщил в понедельник «КоммерсантЪ», суд Турина в ответ на запрос Генпрокуратуры России отказал в экстрадиции на родину предпринимателя, имеющего вид на жительство в Италии.

Как заявил представитель местной прокуратуры, он не нашёл в представленных российской стороной материалах признаков совершения преступления. А защита Железова указала на несоответствия в поступивших из России документах. В материалах уголовного дела обвиняемый обозначен как акционер рухнувшего в 2017 году банка «Северный кредит». Однако, согласно данным ЦБ России, акциями банка владел не сам бизнесмен, а принадлежащий ему завод строительных конструкций. Причём господин Железов не входил в управленческие структуры кредитного учреждения и, соответственно, не мог влиять на его деятельность.

Кроме того, защита мягко указала российским правоохранителям одно из направлений поиска истинных виновников краха вологодского банка. Адвокаты напомнили, что крупнейшим акционером «Северного кредита» являлось правительство Вологодской области, а в числе его топ-менеджеров были родственники руководителей региона, например, бывший первый зампред правления банка Антон Сохрин приходится зятем заместителю губернатора Виктору Рябишину. Однако никакой информации о привлечении аффилированных с вологодским правительством лиц к расследованию в открытых источниках не появлялось. Как, добавим, и признания своей ответственности за банкротство банка со стороны областных чиновников. Всё это, по мнению защиты Железова, позволяет выдвинуть версию, что уголовное преследование их клиента носит политический характер и имеет целью отвлечь внимание от истинных виновников краха «Северного кредита».

Любопытна аргументация, которой итальянские прокуратура и суд обосновывали свой отказ в экстрадиции Алексея Железова. Они акцентировали «внимание на положении о защите частной собственности: акционер или любой иной совладелец бизнеса, не принимающий участия в операционной деятельности компании, не может стать субъектом уголовного преследования». При этом, отметил адвокат Кирсанов, указывая на это правило, прокурор подчеркнул его фундаментальный характер для итальянского права.

Российское право, к сожалению, в своих подходах к аналогичным делам руководствуется презумпцией виновности предпринимателей.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.