Девушки на грани нервного срыва. Что делает фигурное катание самым «депрессивным» видом спорта

Трагическая гибель фигуристки Александровской заставляет внимательнее присмотреться к тому, в какой психологически сложной атмосфере приходится существовать представителям этого вида спорта. Такое напряжение способны выдержать только очень сильные личности.

Фото: pixabay.com/sport-express/reuters

На прошлой неделе тело чемпионки мира среди юниоров Екатерины Александровской было обнаружено под окнами дома, в котором на шестом этаже живут её родители — 20-летняя девушка погибла после падения с этого самого шестого этажа.

Основной версией причин гибели чемпионки, как сообщают следователи, является несчастный случай. Но слишком многие источники, знакомые с Екатериной и ситуацией в фигурном катании вообще, говорят о том, что девушка могла испытывать серьёзные психологические проблемы. При этом сложно сказать, что стало основным фактором неблагополучия: травма, личные неурядицы или финансовые проблемы.

Короткая история спортивной карьеры Кати Александровской довольно типична для фигурного катания. Начинала она как одиночница, но весной 2012 года переехала в Днепропетровск и встала в пару с украинским фигуристом Владиславом Лысовым. Однако на больших соревнованиях этот дуэт так и не выступил. Следующим партнёром Екатерины стал Александр Епифанов — в 2015 году пара заняла на юниорском первенстве Москвы шестое место. После этого Александровскую пригласили выступать за сборную Австралии — при этом она продолжала заниматься в группе Нины Мозер в Москве. Буквально через несколько месяцев после смены спортивного гражданства Екатерина в паре с Харли Уиндзором выиграла золото юниорского чемпионата мира, опередив будущих лидеров сборной России Александру Бойкову и Дмитрия Козловского.

Затем были победы на чемпионатах Австралии, два че чемпионата мира, Олимпиада в Пхенчхане и переезд в Канаду к тренеру Ришару Готье.

Но неожиданно прогресс пары затормозился: неудачным получился дебют в серии «Гран-при». При этом оба партнёра испытывали проблемы со здоровьем. Причём, травма Уиндзора оказалась настолько серьёзной, что дуэт был вынужден пропустить чемпионат четырех континентов и чемпионат мира. Александровская находилась в ситуации неопределённости своего будущего: ей советовали подумать о другом партнёре, она сама ещё сохраняла надежды добиться успеха с австралийцем. А тут ещё коронавирус, отменивший практически все соревнования этого года...

«Что случилось я не понимаю, я не настолько плотно контактировала с ней, чтобы говорить о ее личности, но спортсменка это была серьезная, деловая, самоуверенная в спортивном плане, все это черты характера спортсмена, нацеленного на результат», — приводил РБК слова Нины Мозер. Примерно так же недоумённо комментировали произошедшее с Александровской другие известные в мире фигурного катания специалисты.

Но нам кажется, что причины происшедшего находятся гораздо ближе, чем можно подумать, искать их нужно в особенностях самого фигурного катания, находящегося на грани спорта и искусства. Со всеми плюсами, но и очевидными минусами такого симбиоза: постоянным напряжением соперничества, публичным обсуждением обстоятельств личной жизни, завистью, интригами, проблемами с финансами, необходимыми для обеспечения нормального тренировочного процесса и т.д.

Всё это становится основой драматургии спортивных фильмов от американской трагедии Тони Хардинг, совершившей ради олимпийской медали покушение на свою соперницу до нашей мелодрамы («Лёд» — «Лёд-2»). И не сказать, чтобы авторы что-то сильно преувеличили или напридумали.

Нет, именно так — в вечной борьбе с собой, обстоятельствами и соперниками проходит большинство биографий в «фигурке»: от первых детских шагов на льду до, если повезёт, финалов европейских, мировых, олимпийских турниров. Мы уже писали о некоторых драматических историях (Юлии Липницкой, Аделины Сотниковой), когда спортсмены не выдерживали колоссального напряжения и вынуждены были завершать карьеру, едва добравшись до первой вершины.

Постоянный стресс корёжит личности даже тех людей, кому повезло прожить долгую жизнь в спорте. Достаточно посмотреть на олимпийскую чемпионку Ирину Роднину и подумать о том, что общего у молодой девушки, с нервным срывом, плакавшей на пьедестале под гимн СССР и нынешним самоуверенным провластным депутатом российской Госдумы, полюбившим делать странные публичные заявления. Не стал ли этот новый статус Родниной своего рода последним прибежищем изломанного судьбой человека?

Можно вспомнить того же Евгения Плющенко времён завершения спортивной карьеры с его поступками и словами, которые тоже многим казались неадекватными. Не были ли и они реакцией на внутреннюю депрессию, копившуюся годами?

А сколько спортсменов просто не выдержало и сошло с дистанции. И хорошо, если не в могилу, как американский фигурист Джон Кафлин, который свёл счёты с жизнью в январе прошлого года, или та же Екатерина Александровская.

По поводу гибели которой проникновенные слова написала знавшая Катю с трёх лет двукратная чемпионка мира и Европы Евгения Медведева: «Друзья, давайте вспомним, что депрессия — это не плохое настроение, как, к сожалению, очень часто думают в нашем обществе. Депрессия — это заболевание, которое лечится в стационаре и медикаментозно. Если вы видите признаки этого психологического заболевания у своих родных и близких (такие, как: тревога, отсутствие аппетита, апатия, навязчивые мысли, которыми человек с вами делится и так далее), сделайте свой максимум, чтобы быть с человеком как можно больше времени. Найдите ему лучшего психолога-специалиста, не пытайтесь его развеселить шутками, так как это может только усугубить ситуацию».

Медведева, испытавшая на себе острую «внутривидовую» конкуренцию в собственной команде, которая выдавила её в итоге за океан, пожалуй, знает, о чём говорит.

Но Женя — настоящий боец. Такой же могучий, как и её постоянная соперница и подруга по школе Тутберидзе Алина Загитова. Историю которой Наринэ Каприэлян, старший вице-президент коммуникационного агентства PRP, называет сочетанием «уникальной концентрации успеха в короткий период времени и необыкновенного драматизма, причём связанного не только со спортом: «В три года её взрослой карьеры вместилось несколько сюжетов, которые потребовали от Алины не только дисциплины и мастерства, но мужества и силы духа». «Три года Загитовой в большом спорте превратились в мощную, искреннюю историю, — добавляет Каприэлян. — Особенно важно, что она не выглядит искусственно сконструированным героем. У Алины сложный образ: внешне она эльф, а внутри — несгибаемый воин. Компании всегда привлекают такие сильные личности с историей. Бренды хотят транслировать свои ценности и очень ценят, когда могут передать свой нарратив через человека, звезду спорта или шоу-бизнеса».

Но такие истории, к сожалению, всё ещё больше исключения, чем правило.

Сегодня угроза депрессии становится для фигуристов, находящихся под давлением, особенно опасной — «благодаря» коронавирусу, отменившему в этом году все крупнейшие соревнования. Практически все ведущие спортсмены находятся в состоянии большой неопределённости, что явно не идёт на пользу их психологическому состоянию. И чем раньше мировое фигурное катание вернётся к нормальному спортивному соперничеству, тем лучше будет для спортсменов. И для нас, их болельщиков, конечно, тоже.

Сергей Бесков
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.