«Знак Огня» для проголосовавших за обнуление. Вернёт ли конституционный плебисцит интерес россиян к политике?

Скорее всего нет. Проблема России в том, что в стране нет социальных групп, кроме бюрократии и околобюрократического предпринимательства, осознающих свои социальные интересы.

Фото: twimg.com

В среду завершился тот странный марафон под названием «голосование за конституционные поправки», который президент Путин объявил в начале года. Благодаря коронавирусу подготовка процесса затянулась на несколько месяцев. Но и само голосование получилось небыстрым, растянувшись аж на пять дней.

При этом были большие сомнения в том, что большинство россиян отчётливо представляли себе за что они голосуют. И уж точно не смогут назвать точное число поправок к Конституции.

«Лукавые» поправки

На самом деле всего их 206 . Правда, действительно важные нововведения предлагают только несколько — это поправки об обнулении сроков президента и расширении его полномочий. Все эти пять дней страна голосовала «за Путина».

Подавляющее большинство остальных поправок, как отметил один из наблюдателей, — это попытки авторов угадать, что понравится избирателю. Брак как союз мужчины и женщины, обязательная индексация пенсий и МРОТ, запрет на иностранное гражданство для чиновников — все эти поправки, которые активно рекламировались перед голосованием, давно действуют как положения профильных законов и кодексов.

Об этом избирателю сказать, видимо, «забыли». Как и о том, что итоговый текст поправок составлен так, что они не могут помешать президенту (вопреки его собственным заявлениям) распоряжаться своими расширенными полномочиями. На самый яркий пример обратил внимание журналист «Би-би-си» Илья Барабанов.

Так одна из главных патриотических поправок — о запрете на отчуждение территорий РФ — снабжена примечанием в скобках: «за исключением делимитации, демаркации, редемаркации государственной границы Российской Федерации с сопредельными государствами». То есть в случае необходимости это позволяет вернуть хоть Крым Украине, хоть Курилы Японии...

Специфический ритуал

Пожалуй, только ленивый не сравнил процедуру поправочного голосования с выборами в Советском Союзе, которые были весьма специфическим ритуалом. Тогда все кандидатуры будущих депутатов согласовывались в КПСС, затем в советских органах. Избирателям предлагалось готовое решение и от них требовалось, по сути, только одно: прийти на участки и проголосовать. Явка была главным результатом. Она означала, что выборы легитимны. Так советская власть снова и снова легализовала себя через массовое участие населения в своих мероприятиях.

Практически то же само происходит и сейчас. До истории с поправками к Конституции понятия «всенародное голосование» в российских законах не было, и никакой необходимости в нем для одобрения поправок к Конституции нет. Они уже давно утверждены Госдумой, Советом Федерации и региональными законодательными собраниями, чего по закону достаточно.

Зато «всенародное голосование» позволяет обходить практически все запреты, содержащиеся в достаточно жёстком законодательстве о выборах и референдумах. Такое повторение советского опыта не может не нравиться. Тем более, что пока Кремль получает ровно тот результат, на который рассчитывал ещё в феврале, — 65% явки и 77% голосов «за» поправки. Не случайно глава Совета Федерации Валентина Матвиенко и сенатор Андрей Клишас немедленно высказались за введение многодневного голосования (а затем, вероятно, и других послаблений) на любых прочих выборах.

Всё это было бы, наверное, здорово, если бы не одно «но». Мобилизовывать народ на «всенародное голосование» было легко, когда рейтинг Владимира Владимировича бил рекорды. Когда достаточно было поставить его фотографию со словами одобрения рядом с практически любым кандидатом в депутаты и губернаторы, чтобы победа ему была обеспечена.

Увы, нынче всё не так просто. Требуется уже невероятное напряжение административного ресурса и все эти невероятные «танцы с бубном» (в виде непрерывной агитации, розыгрыша автомобилей и пр.) вокруг голосования, чтобы заманить на него народ.

Глядя на то, как мучаются с этой явкой региональные чиновники под угрозой потерять губернскую/федеральную поддержку, невольно думаешь: такая тотальная мобилизация не может быть часто повторяемой.

Цена вопроса

Проведя поправки, власть получит не только возможность не менять действующего президента ещё минимум 16 лет. Но в пакете с этой возможностью и все проблемы, связанные с регулярным повторением «всенародной поддержки», которые будут вызывать неизбежное раздражение у самих организаторов процесса. И большие сомнения в том, что построенная такими методами конструкция новой легитимности Владимира Путина прослужит долго.

Признаки грядущего неблагополучия уже проявились в отдельных регионах. К примеру, в Вологодской области, где на общем фоне выделился прежде хорошо политически организованный промышленный Череповец с явкой, едва превысившей 50% и, пожалуй, в максимально возможной степени приблизившейся и к понятию «честные выборы», и к истинному выражению настроений населения. Накануне эксперты предупреждали, что главная поправка — об обнулении сроков Путина — разделила общество пополам.

Половина, состоящая из сторонников Путина (они же противники перемен) проголосовали за то, чтобы не потерять то, что есть «здесь и сейчас». И были по-своему правы. Остальным голосование не принесёт вообще ничего, кроме, возможно, ещё послевкусия причастности к «большой политике». Но не участия в ней.

Интерес к политике в России был утерян в октябре 1993 года одновременно с расстрелом Белого дома танками президента Ельцина. Именно тогда, по признанию Анатолия Чубайса, в стране пропал запрос на демократию. А «добил» этот запрос тот цинизм, с которым власть осуществляла свои реформы, особенно приватизацию и пресловутые залоговые аукционы.

Цинизм, проявившийся и при подготовке последнего голосования, сталкивает от политики в апатию большую часть общества, которая просыпается только во время кризисов, чтобы спросонья устремиться за самыми радикальными призывами...

Буквально накануне голосования за поправки свой новый альбом «Знак Огня» выпустил Борис Гребенщиков. Он не протестен и не призывает к внутренней эмиграции, как это уже многим показалось. Но, кажется, что на фоне всеобщей инфантилизации и попыток переложить ответственность на кого угодно, БГ мягко, но настойчиво пытается сказать каждому: ты отвечаешь. Это твоя жизнь и твой мир. И от тебя зависит, раздвинешь ли ты ветки, чтобы выйти в поле, или нет.

Такое послание, которое перекликается с недавним высказыванием Дмитрия Быкова, что «политика — это концентрированное выражение морали, нравственности». А не сложные общественные повестки и экономические теории.

Это и так, и не так. Движения, основанные просто на моральной реакции на несправедливость, могут доставить много волнений властям предержащим, но не способны их сменить, потому что власть строится на социальных интересах, считает, известный российский социолог Александр Бикбов.

И проблема в том, что в России сейчас нет иных социальных групп, кроме бюрократии и околобюрократического предпринимательства, осознающих свои социальные интересы.

А все остальные «мы», как разошлись в том 1993-м «по своим делам», так пока и не вернулись обратно, не пришли в политическое «сознание». Это значит, что мы всё ещё не готовы жить «без Путина».

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.