С особым цинизмом. Депутаты хотят использовать опыт отмены проекта Судского ЦБК и полностью упразднить госэкспертизу проектов повышенной экоопасности

Эксперты опасаются, что в случае принятия законопроекта в России вообще не останется никакого реального механизма оценки предполагаемой хозяйственной деятельности с точки зрения ее экологической безопасности. А это можно расценивать, как прямое покушение на Конституцию…

Фото: ТАСС

Впрочем, как показывает опыт проекта строительства целлюлозного комбината на территории Вологодской области, о котором не раз рассказывал СамолётЪ, даже существующий порядок прохождения государственной экологической экспертизы и общественных слушаний не стал препятствием для принятия отрицательного решения в обход процедуры. Напомним, инвестор — компания «Свеза» — даже не успел закончить подготовку экспертной оценки воздействия комбината на окружающую среду, когда буквально накануне введения в России коронавирусного карантина с подачи депутата Госдумы Валентины Терешковой ещё вполне здоровый премьер Михаил Мишустин заявил, что «правительство однозначно не поддерживает эту идею» (строительства ЦК на берегу Рыбинского водохранилища — СамолётЪ).

Теперь коллеги Терешковой по Госдуме хотят вообще убрать «лишний» предварительный барьер для угрожающих экологии инвестпроектов вместе со всякими прочими «декорациями» вроде общественных слушаний.

В распоряжении «Коммерсанта» оказался законопроект, неизвестные авторы которого считают необходимым полностью отменить обязательную ГЭЭ проектной документации строительства объектов первой категории. Именно они дают наибольший вклад в загрязнение окружающей среды. Кроме того, депутаты предлагают отказаться от ГЭЭ при строительстве всех объектов обращения с отходами — в частности, мусоросжигательных заводов, предприятий по утилизации и обезвреживанию мусора, а также проектов рекультивации свалок. Также госэкспертизу не нужно будет проходить практически всем стройкам на особо охраняемых природных территориях. Документ направлен для отзыва в государственно-правовое управление президента РФ.

Эксперты полагают, что законопроект наверняка понравится бизнесу, причём «не только тем недобросовестные компании, проекты которых никогда не пройдут экологическую экспертизу». Генеральный директор Юридического центра промышленной экологии Дмитрий Мишуков, например, считает, что даже ответственных участников рынка не устраивают бюрократия, сложность и длительность существующей процедуры, указывает он. В среднем стоимость прохождения ГЭЭ, включая подготовку всех документов и проведение расчетов, обходится в несколько миллионов рублей. А прохождение экспертизы отодвигает сроки сдачи объекта примерно на семь-восемь месяцев. Это, если к проекту не будет замечаний. Мишуков уточняет, что в рамках подготовки к ГЭЭ необходимо проходить процедуру оценки воздействия на окружающую среду и общественные слушания. Затем документация проверяется ещё в Главгосэкспертизе при Минстрое. А если и там найдутся замечания, то компании придётся проходить все стадии заново и потратить ещё минимум год.

С другой стороны, история с упомянутым уже целлюлозным комбинатом дала прецедент — первое не экспертное, а произвольное, оценочное решение на самом высоком уровне. Теперь, возможно, никто не будет застрахован от такого же произвола, особенно в отсутствии ГЭЭ, если, конечно, за компанией не будут стоять высокопоставленные лоббисты.

Экологи напоминают, что отмена общественных слушаний может лишить экспертов и общественность возможности не только высказать свое мнение при строительстве ряда опасных объектов, но получать достоверную информацию о проектной документации строительства. Поэтому отмена ГЭЭ для тех же «мусорных» объектов «может повлечь за собой еще более серьезные нарушения экологических прав граждан и, соответственно, еще более массовые протестные выступления», чем это было, к примеру, в случае с Шиесом.

По мнению нескольких собеседников издания, отмена государственной экологической экспертизы может лоббироваться отдельными высокопоставленными чиновниками, которые связаны со строительным блоком. Предложение проводить экологическую экспертизу именно в рамках Главгосэкспертизы «для ускорения процедур строительства» содержится и в антикризисном плане правительства. Там указано, что соответствующий законопроект должен быть принят в июле.

Неужели и здесь коронавирус всё спишет? Но остаётся ещё коллизия, связанная с весьма актуальной и болезненной сегодня темой Конституции. Дело в том, что экологическое законодательство направлено на реализацию конституционного права граждан на благоприятную окружающую среду. Исключение же механизма предупреждения негативных воздействий не только нарушает права граждан, но и прямо противоречит Конституции.

Так же, как и действия чиновников, которые на протяжении многих лет никак не могут открыть гарантированный гражданам Конституцией доступ к экологической информации. Накануне вице-премьер Виктория Абрамченко вернула на доработку в Минприроды проект концепции создания комплексной информационной системы мониторинга окружающей среды, призванной сделать экологическую информацию полной и открытой для всех заинтересованных лиц. Документ оказался типичной пустышкой: в нём не обнаружилось ни архитектуры такой системы, ни чётких параметров данных, ни этапов построения и объёмов её финансирования, ни ответственных исполнителей. Как, кстати, в Российской Федерации нет до сих пор и чётких параметров РФ той самой экологической информации, которая должна быть доступна гражданам страны: ни её определения, ни системы показателей, характеризующих качество окружающей среды.

Это пример, довольно наглядно показывающий, что может быть с поправками в Конституцию, за которые граждан России призывают проголосовать 1 июля. Продекларированные и даже записанные в текст основного закона, они вполне способны повторить судьбу недоступной россиянам экологической информации. То есть останутся только на бумаге.

Конечно, кроме главной поправки, обнуляющей президентские сроки Владимира Путина...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.