Перевозки в рамках разумного. Транспортные компании Вологды ждут поддержки

В условиях резкого падения пассажиропотока из-за ограничений, наложенных борьбой с пандемией, перевозчики рискуют остаться без автобусов и водителей. Некоторые из них могут не выжить вообще.

Фото: fotobus.msk.ru

Накануне участники вологодского некоммерческого партнёрства «Перевозчики пассажиров» приняли решение о повышении тарифа на поездку в общественном транспорте с 26 до 28 рублей. Такой рост в соседнем Череповце прошел ещё осенью прошлого года.

Приостановление работы ряда предприятий и ограничение перемещения граждан привели к тому, что пассажиропоток в общественном транспорте Вологды упал в среднем на 70%. В этих условиях перевозчики вынуждены были на 50% сократить количество автобусов, которые выходят на линию. Причём, по словам директора некоммерческого партнёрства Сергея Мальцева, и эти машины из-за требований карантина загружены лишь на 30-40%.

Как результат — резкое падение доходов компаний-перевозчиков. Если в этой ситуации вообще можно говорить о доходах.

«Выручка упала в 6 раз», — жалуется директор муниципальной ПАТП-1 Евгений Вахрамеев.

При фактическом отсутствии оборотных средств компаниям нечем закрывать не только лизинговые платежи (а в лизинге у компаний НП «Перевозчики пассажиров» почти половина автобусного парка), но и коммунальные услуги, аренду, заработную плату. А ведь есть ещё обязательные расходы на подорожавшие ГСМ и запчасти. Даже официальная инфляция, по данным Росстата, в первом квартале составила 2,5%.

В правительственном перечне пострадавших от коронавируса отраслей городские перевозчики стоят на первом месте, выше авиакомпаний. Но помощь тем и другим несопоставима: авиаперевозчики единовременно получили 23 млрд рублей компенсации из бюджета. Государство гасит за них лизинговые платежи.

Автобусники могут о таком только мечтать. Живых денег им никто не предлагает. Предлагают отсрочки по налоговым платежам и кредиты на зарплату под льготный процент, которые тоже надо будет отдавать.

Когда пандемия кончится, говорит Мальцев, все эти платежи плюс аренда, плюс лизинг обрушатся на компании снежным комом.

Многим приходится непросто уже сейчас. На городских форумах в соцсетях пассажиры клянут ПАТП-1: народу днём приходится давиться в частных автобусах, а муниципальных не видно. Жалуются: недостаток транспорта на маршрутах неизбежно ведёт к нарушению социальной дистанции. Люди рискуют заразиться.

«Для нас работать днём совсем убыточно, — отвечает Вахрамеев.-Частники тоже оставили в это время лишь по 1-2 автобуса. Мы работаем с 6 до 9 часов утром и с 15 до 21 вечером. Компенсации ни от кого не получаем, делаем всё, что можем».

У частной компании-перевозчика, которой руководит Евгений Пасхин, на приколе стоит 13 автобусов, 4 из них — в лизинге, большинство персонала сидит дома в режиме самоизоляции. Оборотных средств нет — нечем платить лизинговые платежи. Из-за этого компания уже проиграла первое дело в суде и может лишиться одной из машин. Копится долг за электроэнергию. По словам Пасхина, Северная сбытовая компания, несмотря на кризис продолжает выставлять счета авансом (30% от общей суммы платы за месяц) и начисляет пени за просрочку.

Мерами поддержки, определёнными в постановлениях федерального и регионального правительств, Пасхин ещё не пользовался — заявки на гранты только подаются. Но в волшебную силу этой помощи Евгений не надеется, говорит, они не сильно изменит ситуацию.

А, что могло бы реально помочь? Сергей Мальцев видит два пути: возврат региональной субсидии из бюджета на перевозку льготных категорий пассажиров (пенсионеров, студентов и школьников) и повышение тарифов хотя бы на 2 рубля — до 28, как в Череповце. Мальцев говорит, что оба предложения уже направлены в письмах бизнес-омбудсмену, губернатору и мэру.

Что касается субсидии, то её отмена в 2012 году в пакете антикризисных мер нового губернатора Кувшинникова стала фактически дополнительным налогом на перевозчиков, взявших на себя издержки по перевозке льготников — 9-10 рублей с каждой поездки. Сегодня такая нагрузка уже непосильна. «Мы не то, чтобы надорвались, но эту ношу в сегодняшних условиях тянуть уже не можем, — говорит Сергей Мальцев. — И пассажиропотока нет, и мы ещё умудрились перед самой пандемией установить систему электронных платежей. Заплатили 10 млн рублей за валидаторы. Теперь Вологда стала единственным в регионе городом, где работает система, позволяющая человеку ездить по единой электронной карте».

«Перевозчики пассажиров» попросили вернуть субсидию хотя бы на полгода после окончания пандемии. Но, похоже, сами не особенно верят в то, что это возможно.

Не очень надеются на это в нынешней финансовой ситуации с выпадающими бюджетными доходами и в муниципалитете. Хотя, как рассказал Самолёту источник в мэрии, несколько дней назад письмо с аналогичной просьбой от Администрации города было отправлено губернатору.

Другое дело — повышение тарифа. На самом деле, юридически согласия мэрии для этого не требуется — перевозчики могут устанавливать цены сами. Но реально нужно делать это согласованно, синхронно с муниципалами, чтобы не возникла ситуация демпинга и не произошёл переток пассажиров между компаниями.

Как удалось выяснить Самолёту, в мэрии не против роста тарифов. Единственное пожелание мэра — чтобы эта дополнительная помощь городскому транспорту не превышала платёжеспособности вологжан. У людей должен быть стимул ездить в общественном транспорте и покупать проездные. Эта проблема стоит особенно остро для жителей отдалённых районов Вологды, таких, как Молочное. Живут в нём не самые зажиточные горожане, а действующий тариф не покрывает затрат транспортников.

В мэрии считают, что такие ситуации — повод для поиска компромисса и принятия взвешенного решения.

«Мы понимаем, что во время пандемии, когда люди и так страдают, повышение тарифа выглядит не очень правильно, — говорит Сергей Мальцев. — Но нужно делать выбор: либо „Мы вологжане. Мы без общественного транспорта“, либо мы, перевозчики, гасим все долги и продолжаем работать».

На самом деле кризис городского общественного транспорта — далеко не только вологодская проблема. Колоссальный спад пассажиропотока — до 80% — произошёл и в соседнем Череповце — и сейчас он составляет лишь 40% от «докоронавирусного. Но, как отметил помощник мэра Сергей Климушкин, череповецким перевозчикам помогли не только своевременно увеличенный тариф, но и поддержка градообразующих предприятий: «Северсталь», и ФосАгро компенсируют им затраты на доставку своих сотрудников к рабочим местам.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.