Десятиминутный Череповец. Советский микрорайон как предчувствие

Угроза распространения нового вируса актуализировала значимость «шаговой доступности» при размещении жизненно важных объектов городской инфраструктуры.

Фото: Google slide/pixabay.com/СамолётЪ

Когда карантин и каждый выход в магазин превращается в диверсантскую вылазку с масками, перчатками и антисептиками, а прогулка с собакой ограничена стометровым радиусом у подъезда, невольно вспоминаются слова мэра Германова о том, что Череповец возвращается к комплексной застройке и новые кварталы будут планироваться именно так: с садиками, школами и парками «у дома».

Однажды я ехала в такси от работы с неочевидным для иногороднего шофера адресом до дома в центре. Горец поинтересовался:

— А где у вас тут в Череповце 14-й микрорайон?

— Не знаю, — честно призналась я, пытаясь воспроизвести в голове увиденную лишь раз карту города с поквартальной разбивкой.

— Мне кажется, нету у вас никаких микрорайонов, — парировал водитель.

И ведь поспорить трудно. Слово «микрорайон» на языке вертится, но малопонятно: что это за заверь такой. И где он обитает жители не имеют понятия. Даже специалисты городской администрации и депутаты городской думы нередко смешивают понятия, называя Северный или Зашекснинский районы «микрорайонами», допуская смешную ошибку в определении центральной единицы городского устройства.

Парадоксально, что в Череповце, большая часть которого выстроена нашими бабушками и дедушками в советское время с учетом актуальных для каждого нового десятилетия тенденций, представления о том, как это все собрано и работает, самые смутные (бабушки и дедушки предпочитали не приносить деловые разговоры домой, видимо).

Первые советские кварталы, созданные по ленинградским проектам — речь об ансамбле в центре: улицы Ленина, Вологодская, Металлургов, Максима Горького, площадь Металлургов и Комсомольский парк, как ни парадоксально, аналог североамериканского десятиминутного города.

Столетие назад городской планировщик Кларенс Перри, трудившийся над генпланом Нью-Йорка, предложил концепцию «квартальной единицы». Его идея заключалась в создании зоны пешей доступности: территории комплексной застройки, которую можно обойти пешком примерно за пять минут. Перри выделил несколько принципов качественной планировки квартала:

  • в центре — школа и другие общественные здания;

  • внутри квартала только местные дороги, вокруг — магистрали;

  • торговая зона вынесена на магистральный перекресток;

  • создана система парков и зон отдыха.

Эта концепция, реализованная в главном мегаполисе Земли лишь частично, вдохновила архитекторов. В разных странах появились так называемые пяти-, десяти и двадцатиминутные города. Вот, например, что пишут о канадском Ванкувере: «Город разделен на 120 кварталов, радиус — 5 минут ходьбы. В центре каждого квартала — перекресток с уже развитым ретейлом (детский центр, пекарня, страховая компания, цветочный магазин и так далее). В каждом квартале — школа».

Советские строительные нормы фиксировали допустимые зоны обслуживания для детских садов и школ, аптек, поликлиник, магазинов, кафе и предприятий бытового обслуживания.

Я выросла на улице Ленина в сталинском доме. Лет до двенадцати за границы своего квартала выходила настолько редко, что не знала автобусных маршрутов. Детский сад находился за двести метров от дома — нужно было перейти дорогу. До школы я добиралась примерно за семь-десять (если по гололёду) минут. К детской поликлинике приходилось идти дольше — минут пятнадцать. Чтобы выйти к парку, необходимо преодолеть два двора и пересечь площадь. Самыми дальними точками маршрутов были Училище искусств (пятнадцать минут по прямой) и Дом детского творчества (те же пятнадцать минут, но дворами).

Бабушка — ее дом чуть ближе к моей школе — вспоминала, как после работы (в Череповец они с дедом переехали в начале шестидесятых) покупки и дела можно было совершить за полчаса и при этом все в шаговой доступности: кулинария, продуктовый магазин «Молодежный» (его еще и я застала), магазины «Карандаш» и «Юный техник», сберкасса, почта, кафе «Буратино», столовая, Дом быта, ресторан «Шексна» и даже свадебный салон.

А вы говорите Ванкувер!

Вполне возможно, что в следующее десятилетие самый молодой и быстрорастущий район города — Зашекснинский — преобразится по образцу самого молодого и быстрорастущего в пятидесятых годах прошлого века Индустриального района.

Правда с оговоркой — нормы градостроительства сегодня, конечно, учитывают современные реалии, потребности молодых людей и запросы бизнеса.

Большинство новостроек до сих пор воспроизводят панельную планировку позднего совка. Для того, чтобы уйти от этой практики, Минстроем России и ДОМ.РФ вместе с КБ Стрелка был разработан новый стандарт комплексного развития территорий.

Лозунг нового десятиминутного квартала гласит: в пешей доступности должно быть все, необходимое человеку, включая работу. Более широкое разнообразие функций, запрограммированных в современном микрорайоне — важное отличие от советского аналога.

В проектах советских зданий предусматривались площади под торговлю или оказание услуг — сервисные помещения в микрорайонах создавались государством в обязательном порядке. При этом, что и где должно быть расположено, указывалось сверху: вот здесь книжный магазин, и только он, а тут аптека. В условиях рынка так не получится — сервисы появляются только там, где есть спрос, иначе прогоришь. Поэтому новый стандарт предусматривает гибкий функционал первых этажей и плотную сетку улиц, чтобы пешеходные потоки можно было направлять и разруливать.

Плюсы такой планировки очевидны: это снижение автомобильных поездок, а соответственно и нагрузки на окружающую среду, что для индустриального Череповца немаловажно, увеличение количества пеших прогулок также полезно для здоровья. Офис недалеко от дома — тоже преимущество, повышающее качество жизни. Как показывают американские исследования, в компаниях, расположенных таким образом, меньше текучесть кадров. Многофункциональном пешеходный квартал — это золотая корова для риелторов — квартиры в таких микрорайонах ценятся высоко.

Но главный плюс — это модернизация самого общества. В небольших комфортных кварталах формируется особая социальная группа, родственная такой близкой нам деревенской общине. Соседи начинают взаимодействовать активнее, формируется сообщество, способное принимать взвешенное решение не только по развитию своей территории, но и города в целом. Неравнодушные, ответственные за свое благополучие люди, могут осознанно и трезво оценивать ситуацию, вместе решать проблемы, а при случае дать отпор внешним угрозам, в том числе вирусам: организовать карантин в сообществе гораздо проще, чем там, где каждый друг другу волк.

Комплексное развитие территорий — это прошлое и будущее Череповца. Такой поход может применяться не только при проектировании жилых кварталов, но и отдельных деловых или рекреационных зон.

Примеры уже есть. На днях в сети стала доступна презентация нового проекта модернизации старейшего череповецкого парка — Соляного сада (многие знают его, как парк КИО).

Архитектурное бюро бывшего главного архитектора Череповца Дениса Позднякова разработало план реконструкции, вдохновившись лучшими отечественными образцами последних лет: парком «Зарядье», «Новой Голландией», ВДНХ и парком Горького.

Сад планируют разбить на восемь зон, которые будут благоустраивать поэтапно.

«Открытость, общедоступность, безопасность, многофункциональность, длительное прибывание посетителей» — киты, на которых базируется концепция.

Современный экопарк должен создать условия для свободного, но культурного и интеллектуального отдыха.

В центре, например, предполагают построить пешеходный мост с торговыми павильонами и кафе, а под ним — каток (ледяной зимой и роллерный летом). А как вам такая идея — сеть водоемов в зоне «тихого отдыха»? А концерты и кинопоказы под открытым небом, а лекторий.

Проект реконструкции парка планируют отправить на конкурс Минстроя. Но сначала план должен выдержать общественные обсуждения, которые по понятным причинам откладываются. Примет ли активное городское меньшинство новые веяния городской архитектуры — еще неизвестно, вспоминается скандал вокруг дизайна новых автобусных остановок, созданного студией Артемия Лебедева. Тогда архитектурный совет Череповца модерновый арт просто не понял.

Саша Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.